Павел Петрович (pavel_petukhov) wrote,
Павел Петрович
pavel_petukhov

Categories:

выборы-2020

По традиции, после каждых выборов рисую карты, позволяющие хоть как-то оценить электоральную географию Иркутска и Иркутской области. Для начала должен заметить, что в реальность результатов прошедших выборов губернатора я нисколько не верю (то есть в то, что Кобзев победил в первом туре). Трёхдневное голосование (когда бюллетени на ночь остаются без всякого присмотра со стороны наблюдателей) вводили явно не для того, чтобы честно считать голоса. Это, конечно, не только в Иркутской области, но и по всей стране, где кандидаты от власти якобы повсеместно победили в первом туре.

Тем не менее, географическое распределение голосов, по всей вероятности, более-менее соответствует реальному (если гипотетические фальсификации распределялись относительно равномерно). Во всяком случае, во многих районах оно находит логические объяснения.


Общая карта. На ней показаны два района, где официально победил Щапов, а те, где официально победил Кобзев, ранжированы по цветам в соответствии с процентами. Логично, что за Щапова больше проголосовали территории, входящие в его госдумовский избирательный округ, хоть и не все. Но гораздо менее логично, что Кобзев набирает самый высокий процент в крупных городах, таких как Ангарск, Братск, Усть-Илимск, Усолье-Сибирское. Причём в некоторых городах этот процент выше, чем в прилегающих районах. Обычно всё происходит наоборот: города более оппозиционны, село более провластно. Так было, в частности, на выборах 2015 года, да и вообще это тенденция чуть ли не 20 лет подряд.


Карта по Щапову. Здесь, как уже сказано, выделяется его госдумовский округ. Также выделяются бурятские районы — ну, оппозиционность сибирских коренных народов в последнее время стала привычной, проявилась в Якутии на президентских выборах, и на голосовании по поправкам в конституцию и в той же Якутии, и в наших бурятских районах, Ольхонский так и вовсе стал одним из немногих, где большинство проголосовало против. Немудрено, что те два района, где Щапов победил (Осинский и Эхирит-Булагатский), одновременно и бурятские, и входят в его округ. Качугский район — «историческая родина» всех Щаповых, оттуда был и самый известный носитель этой фамилии — Афанасий Прокопьевич, так что там тоже результат высокий.

«Севера» не входят в щаповский округ, но там своя специфика. В Киренске родился сам Михаил Щапов (правда, только родился, детство провёл уже в Иркутске). Бодайбо — понятно, традиционно оппозиционный район, причём именно на губернаторских выборах начиная с 2001 года. В Чунском районе одновременно проходили выборы в районную думу, где по партийным спискам КПРФ набрала 43% и заняла первое место.

Можно также отметить, что Щапов строил свою кампанию на «сибирской» идентичности, и характерно, что больший процент у него в тех районах, где население более «укоренённое», больше потомков давних (17-18 вв.) переселенцев и меньше поздних — столыпинских и советских времён. Но поскольку эти районы в значительной мере совпадают с его избирательным округом, трудно понять, что тут более важно, а что менее.


Теперь о других кандидатах. Все трое набрали совсем немного (2-4%), третье место занял «спойлер» Щадов от «КПСС». Тут выделяются опять-таки бурятские районы, причём среди них самый высокий результат как раз в тех, которые НЕ входят в округ Щапова на выборах в Госдуму. Понятно, что там их больше путали. Также высокий процент кое-где на северах — в том же Бодайбо, Чуне и Усть-Куте, меньше в Киренске (где фамилию Щапова, как земляка, помнят лучше), а также в более провластных (или якобы провластных) Братске и Усть-Илимске. Также относительно высокий процент в Черемхово с районом и Свирском, но там это как бы «собственные», а не «украденные», голоса Щадова: это его «вотчина». Напомню, что в 1997 в губернаторы выдвигался его отец, глава «Востсибугля», и получил в этом угольном районе приличный процент.


На 4-м месте — Егорова от «Справедливой России». Тут чётко выделяются «севера» — наверно, ещё более чётко, чем на прошлых выборах, где она также участвовала. И понятно: настроения там более оппозиционные, но Щапова знают хуже, так что там вообще больше у «третьих кандидатов». Исключения те же, что и у Щадова — Киренск с одной стороны и Братск с Усть-Илимском с другой. В Бодайбо после отказа в регистрации мэру Юмашеву, который также выдвигался на эти выборы, голоса распределились между всеми альтернативными кандидатами. Сам Юмашев вроде как поддерживал Щапова, но делал это не очень активно.


Наконец, Духовников от ЛДПР. Тут картина более пёстрая. Отчасти она похожа на Щадова и Егорову — больше на Севере, кроме опять-таки Киренска, где оппозиционные голоса «аккумулировались» у Щапова. Ольхонский район — это его родина, но при этом район бурятский, где ЛДПР в целом не жалуют. Так что результат там высокий, но не сверхвыдающийся — 5%.


Теперь перейдём к городу Иркутску по участкам. Сделал карты только по Кобзеву и Щапову, т. к. другие кандидаты получили мало, и окраска многих участков была бы случайной. Хотя понятно, что у Егоровой больше на востоке Правобережного округа, где был её избирательной округ в городскую думу, у Щадова — в районе Политеха, где он проректор, у Духовникова, как всегда у ЛДПР, в СИЗО и вокруг.

Щапов официально выиграл только на одном участке — в Нижней Лисихе, где много новостроек и состав населения, видимо, довольно молодой. Отчасти картина сохраняет признаки традиционного географического распределения, но оно несколько «смазано», что, помимо прочего, заставляет задумываться о подтасовках. Например, никак невозможно поверить, чтобы Кобзев победил, причём набрал больше 50%, на всех участках традиционно оппозиционного Академгородка (который совсем недавно голосовал против поправок в Конституцию).


Причём в Академгородке за Щапова, по идее, должны были голосовать даже лучше, чем за Левченко в 2015-м, т. к. там много сторонников либералов, которым не очень «ортодоксальный» коммунист Щапов должен быть более симпатичен, чем Левченко. Примерно как Кондрашов в 2010 году, который там набрал 76% при 62% по городу. Но по официальным данным мы этого не видим. За Щапова там больше, конечно, чем на Синюшке, но на одном уровне с Юбилейным и прочими микрорайонами и в целом с городом, что очень странно. То же самое — и у нас в центре: за Кобзева чуть ниже среднего, за Щапова чуть выше, но совсем незначительно. Ну не может быть такой «ровной» картины.

В общем, всё это странно в свете и всех предыдущих выборов, и голосования по конституции, и даже экзитполов. Хотя, конечно, наблюдателями серьёзных нарушений не зафиксировано, но ведь они не могли видеть, что происходит с бюллетенями ночью, с этими «сейф-пакетами» или как их там. Всё вышесказанное — моё личное мнение, основанное на ощущениях и логических умозаключениях.

Tags: Иркутск, Иркутская область, выборы, электоральная география
Subscribe

  • (no subject)

    Стартовый рейтинг заявившего о своем участии в президентской гонке Б. Немцова может оказаться на уровне 5%. Это объясняется тем, что ведомый им СПС…

  • (no subject)

    Все уже перепостили, перепощу и я. Итоги выборов на двух показательных участках. УИК № 2619 г. Москвы, главное здание МГУ: КПРФ 26,45% ЕР 25,98%…

  • (no subject)

    В конкурсе ЖЖ-прогнозистов результатов выборов занял 22 место из 101. http://www.electoralgeography.com/new/ru/totalisator/totalizator-duma-2007…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments