Павел Петрович (pavel_petukhov) wrote,
Павел Петрович
pavel_petukhov

Category:

Карты выборов в Заксобрание 2018 (часть 1)

Месяц спустя после выборов в Законодательное собрание вернусь к традиционной рубрике «Карты выборов». Сегодня – карты по районам Иркутской области.


Первое место на выборах заняла КПРФ (почти 34% против менее 28% у «Единой России»). Как видим, у неё выше поддержка в южных районах (Иркутск, Ангарск, Шелехов, Усолье с районом, Иркутский и Слюдянский районы), а также – впервые – в Свирске, который обычно мало отличался от соседнего Черемхова, в Саянске (он, кстати, был единственной территорией области, где победила КПРФ в 2016 г., а также Зюганов в 2000-м, но на других выборах, наоборот, он был самым «проедроссовским»), в городах Братске и Тулуне, а также в Куйтунском, Балаганском, Нижнеудинском, Чунском, Бодайбинском и Мамско-Чуйском районах. Из районов Усть-Ордынского округа победить удалось только в Эхирит-Булагатском.

Некоторые территории тут вполне объяснимы, другие – менее. Скажем, в округах, куда входят Нижнеудинский и Чунский районы, одномандатников от КПРФ вообще не было, но почему-то это не сказалось негативно на результате партии, хотя в других местах – Тайшете или Усть-Илимске – явно сказалось. Балаганский район показал хорошие цифры ещё в марте, когда выбирали Грудинина. Но в целом особой корреляции с поддержкой Грудинина не прослеживается. Так, самый высокий результат у него был в Слюдянском районе, а сейчас там хоть и победила КПРФ, на с процентом ниже среднего.


КПРФ. Ниже 20% результат только в Черемхово и Усть-Илимске с районом, где, во-первых, у партии не было одномандатников, во-вторых, против неё работали местные власти. Более 40% – в Ангарске, Усолье с районом и Тулуне. Интересны колебания Ангарска – от самого высокого уровня поддержки в 2011 году к довольно низкому в 2016-м и теперь вновь в первые строчки рейтинга. В районах Усть-Ордынского округа высокий процент как за КПРФ, так и за ЕР (это идёт ещё с 90-х годов, когда там также выше среднего получали и Ельцин, и Зюганов), но меньше за другие партии.


«Единая Россия». Самый высокий процент там, где у неё был сильный административный ресурс – в Черемхово. Усть-Илимске, а также в традиционно провластных Баяндаевском и Катангском районах. На остальной территории области поддержка довольно равномерная, пониже в крупных городах, повыше в сельских районах. В Братске и Шелехове у неё только 3-е место после КПРФ и ЛДПР, а в Саянске её почти догнала «Гражданская платформа».


ЛДПР. Тут традиционно выше результат на «северах», почему-то за исключением Усть-Илимска с районом. Хотя там был одномандатник от ЛДПР, а в Усть-Куте с Нижнеилимским районом не было (Климина снялась с выборов), но там процент намного выше. В Усть-Куте партия получила более 25% и почти догнала «ЕР». Низкий результат, как обычно, в районах УОБО, а также в Усолье с районом, где шла такая острая борьба между КПРФ и «ЕР», что про остальные партии все просто забыли.


«Справедливая Россия». У неё результат относительно ровный, выделяется только Братск («вотчина» Гаськова, где прошла и единственный «эсеровский» одномандатник – С. Петрук), а также почему-то Слюдянский и Шелеховский районы.


«КПСС» неожиданно набрала почти 5% и чуть не прошла в Заксобрание. Интересно, что бы она там стала делать, с учётом того что это партия-спойлер? Поскольку в бюллетене она шла после КПРФ, такой результат не объяснишь только ошибками при голосовании. Скорее, это сознательное голосование именно «за коммунистов, но не за КПРФ». Соответственно, во многих районах она получила более 5%, а где-то 7-8. Прежде всего это сельские районы – Чунский, Куйтунский, районы УОБО. С КПРФ корреляция скорее отрицательная, за некоторым исключением. Так, КПРФ больше всего набрала в Усолье и Усольском районе, а за «КПСС» там совсем мало. Потому что коммунисты там – это в первую очередь Сумароковы, а не Угляница (несмотря на активную кампанию последнего, он получил ХУДШИЙ результат среди всех одномандатников от этой партии, хотя остальные никаких кампаний, кажется, вообще не вели). Только в Усть-Илимске мало набрали и КПРФ, и «КПСС».


«Гражданская платформа». Её поддержка отражает не распространение либеральных идей (в отличие от внутреннего расклада по г. Иркутску, который мы увидим в следующем посте), а практически исключительно поддержку конкретных одномандатников. Самые высокие проценты – в Саянске, Зиме и Зиминском районе, а также в Иркутском, Слюдянском, Ольхонском, Усть-Кутском, Нижнеилимском районах и Усть-Илимске, где ГПшники хоть и не победили, но реально боролись за победу. Также высокий результат в отдельных округах Иркутска и Братска, где они победили, но на карте эти показатели «размазались» по каждому городу и выглядят не так внушительно.


Последнее место заняла партия «Родина», набрав 1,3%. Так что её география довольно случайна. Исключение – Усть-Илимск, поскольку именно его представитель А. Дубас, незадолго до этого вышедший из «ЕР», возглавил список партии. При том что по одномандатному округу он почему-то не пошёл, а двинул там некоего Вылежанина (явного спойлера по отношению к Вычегжанину). Про относительно высокий процент в Тулуне и Усть-Куте ничего сказать не могу, одномандатники там не особо выделяются.


Явка. В условиях отсутствия серьёзных фальсификаций и административного ресурса результаты в городах и на селе отличаются незначительно. Более того, самая низкая явка как раз не в городах, а в районах – Нижнеудинском (вероятно, из-за того, что за одномандатника-единоросса голосовать не хотели, а реальных соперников у него не было), Казачинско-Ленском, Бодайбинском. Высокая – как обычно, в УОБО, а также в Куйтунском, Черемховском, Катангском районах.


В завершение сегодняшнего поста взглянем на итоги выборов под углом, который я когда-то предложил в статье «Какой должна быть избирательная система?». Напомню, что её суть – голосование на парламентских выборах в два тура, причём в первом избиратель получает один бюллетень с кандидатами по одномандатным округам, а во втором – уже два: с двумя кандидатами-одномандатниками и со списком партий, кандидаты которых в сумме на первом этапе преодолели 5-процентный или какой-нибудь ещё барьер.

Если бы нынешние выборы проводились по этой системе, то КПРФ в первом туре набрала бы всего 21,9%, а «Единая Россия» 38,8%. Но это связано с тем, что КПРФ выдвинула кандидатов далеко не по всем округам, а ЕР – по всем. У ЛДПР результат по округам, как обычно, гораздо хуже списочного, у «СР» – примерно соответствует ему, у «КПСС» – совпал очень близко. «ГП» по округам получила в два раза больше, чем по спискам (напомню, она провела трёх депутатов и ещё два-три реально боролись за победу, остальные были «техническими кандидатами»).

Во второй графе результат только по тем округам, где были кандидаты-коммунисты. Здесь мы видим у КПРФ уже более 40%, а у ЕР – 34% (то есть всё равно выше реального итога по партийным спискам, что и понятно: многие избиратели до сих пор голосуют по принципу «знаю – не знаю»). У ЛДПР снижение незначительное, зато у других партий – существенное: у «СР» в полтора раза, у «КПСС» в два, у «ГП» в три. Что естественно: при отсутствии кандидата от КПРФ часть избирателей голосует за «эсеров» или КПССников (хотя, с другой стороны, наличие кандидатов от партии-спойлера в округах, где нет представителей КПРФ, вообще не очень понятно), а «ГП» выдвигала сильных кандидатов там, где коммунисты не баллотировались.

Но в целом создаётся впечатление, что предпочтения избирателей по одномандатным округам сейчас плотнее увязываются с партийными списками, чем это было раньше (скажем, в 2003-2004 гг., когда они вообще практически никак не были связаны).
Tags: Иркутская область, выборы, электоральная география
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments