Павел Петрович (pavel_petukhov) wrote,
Павел Петрович
pavel_petukhov

Category:

Иркутская область: политический пейзаж накануне выборов

Меньше месяца осталось до выборов в Законодательное собрание Иркутской области, которые состоятся 9 сентября. Пришло время оценить «пейзаж перед битвой», соотношение сил между партиями, претендующими на места в областном парламенте.



Прежде всего отметим, что количество партий, принимающих участие в выборах, на этот раз значительно ниже, чем на прошлых выборах. В 2013 году их было 17, на выборах в Государственную думу в 2016 году – 14, теперь же всего 7.

Перечислим их: «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия», «Гражданская платформа», «Родина» и так называемая «Коммунистическая партия социальной справедливости» («КПСС»). Две партии – «Российский общенародный союз» и некая ранее неизвестная «Партия социальных реформ» – свои списки на регистрацию подавали, но не смогли собрать нужного числа подписей. В выборах не стали участвовать такие партии, как «Яблоко», «ПАРНАС», «Партия Роста», «Патриоты России», «Зелёные» и многие другие мелкие организации, которые обычно выполняют роль «массовки» и реально на прохождение 5-процентного барьера не претендуют.

И это не просто количественное изменение. В данном случае происходит «переход количества в качество», а именно – резкая поляризация настроений избирателей, когда мелкие партии просто становятся лишними.

Основная борьба разворачивается между двумя партиями – «Единой Россией» и КПРФ. Это не просто две группы, которые стремятся оттеснить друг друга от «властного пирога», как это часто представляют нам официальные средства массовой информации. Это две противоположных идеи, две противоположных стратегии развития нашего общества. С одной стороны, эта либерально-капиталистическая идеология нынешней власти, ведущая своё происхождение из 90-х годов и обслуживающая интересы правящего класса компрадорской олигархии. С другой – идея возвращения на созидательный путь развития, связанный с социализмом.

Если в масштабах страны эта поляризация ещё не произошла в полной мере и осложняется деятельностью всевозможных «третьих сил» – от ЛДПР и «Справедливой России» до либеральных партий и проекта «Навальный», то в Иркутской области картина перед нами предстаёт гораздо более ясная и чёткая. Победа представителя КПРФ Сергея Левченко на губернаторских выборах 2015 года привела к тому, что все политические силы в области вынуждены были определиться, на чьей они стороне: за «единороссов», потерявших доверие населения, или за новую команду, выполняющую программу КПРФ и народно-патриотических сил. Остаться «над схваткой» здесь невозможно – такая позиция воспринимается большинством как фактическая поддержка «Единой России».

К тому же перед глазами иркутян, как и жителей других регионов Сибири и Дальнего Востока, пример динамично развивающихся стран Восточной Азии, прежде всего Китая. Многие ездят туда в командировки или туристические поездки и видят, как под руководством Коммунистической партии страна меняется прямо на глазах, превращаясь в высокоразвитую мировую державу.

С одной стороны, это вызывает опасения сначала экономической, а потом, возможно, и военно-политической экспансии со стороны КНР в отношении сибирских регионов, находящихся в социально-экономическом и демографическом упадке. Природа не терпит пустоты, и если капиталистическая Россия не занимается развитием своих восточных территорий, за неё это неизбежно будет делать кто-то другой. С другой стороны, появляется закономерный вопрос: «Почему Китай может, а мы – нет»? И это при том, что всего лишь тридцать лет назад мы находились на неизмеримо более высоком уровне развития, а Китай был бедной и слаборазвитой страной.

Мне думается, что во многом с этим (наряду с меньшим влиянием на сибиряков телевизионной «картинки») связан высокий уровень поддержки П.Н. Грудинина на президентских выборах именно в Сибири и на Дальнем Востоке – в сравнении с Москвой, Петербургом и в целом Западной Россией, жители которой редко бывают в Китае или Вьетнаме, зато ездят в Европу и воспринимают оттуда либеральные идеи. Именно с «китайским путём» ассоциируется сегодня в сознании сибиряков работа губернатора С.Г. Левченко и его команды, которая в условиях капиталистического общества, в условиях ограниченных полномочий и законодательных препятствий пытается применять лучшее и из нашего советского опыта, и из опыта стран Восточной Азии, соединяющих в своём развитии элементы социализма и капитализма.

Разумеется, руководству этих стран, где коммунисты находятся у власти, работать гораздо легче, чем руководству Иркутской области, поддерживаемому населением, но лишённому поддержки как федеральной власти, так и Законодательного собрания области, где преобладают «единороссы», и значительной части мэров территорий. Так что смена состава депутатского корпуса (в частности, утрата большинства «Единой Россией») должна стать важным шагом для продвижения области по пути созидательного развития.

Важнейшим фактором, который не может не повлиять на расклад голосов 9 сентября, стали проводимые федеральным правительством антисоциальные реформы, и главная из них – повышение пенсионного возраста. Мы уже видим, как «Единая Россия» на местном уровне пытается дистанцироваться от этих решений. Им даже – небывалое дело – «не рекомендовали» использовать в предвыборной кампании образ президента Путина, потому что, как считается, он теперь отпугнёт больше избирателей, чем привлечёт.

Таким образом, «единороссам» уже не удастся «конвертировать» в свою пользу относительно высокий результат В. Путина в Иркутской области на выборах в марте текущего года, когда многим показалось, что наша область уже не такая оппозиционная, какой была всегда. Вспомним, что перед выборами Путин провёл встречу с губернатором Левченко, причём беседовал в подчёркнуто благожелательном тоне. Встречу широко транслировали на местную аудиторию и, похоже, многие избиратели просто «расслабились», решив, что президент действительно настроен на конструктивную работу с коммунистами. Если бы президент под каким-либо предлогом устроил губернатору «выволочку», результат был бы противоположным и население области голосовало бы за него гораздо слабее.

А главное – принятие сразу после выборов закона о «пенсионной реформе» не может не восприниматься обществом как откровенное предательство, обман доверившихся. Так что значительная часть проголосовавших за Путина как раз и будут теперь в рядах активной оппозиции.

Уже одно это существенно изменит политический пейзаж и как минимум уравняет шансы двух основных соперничающих партий, а более вероятно – выведет КПРФ на первое место по партийным спискам. Тем более что на «Единую Россию» уже не будет работать «административный ресурс», как это было на всех прошлых выборах. Во всяком случае, можно предположить, что КПРФ и «Единая Россия» получат в целом по области примерно по 30% голосов, в Иркутске же победа КПРФ практически гарантирована (несмотря на то, что городская администрация ориентирована на поддержку «ЕР»).

Серьёзные проблемы могут возникнуть и у «единороссовских» кандидатов по одномандатным округам. Им так или иначе приходится объяснять поддержку своей партией антисоциальных законов и либо солидаризироваться с ней, либо отмежёвываться. Но во втором случае у избирателей возникает закономерный вопрос: если ты не согласен с линией своей партии, то почему ты в ней тогда состоишь, а не переходишь в другую, не идущую против народных интересов? Ситуация сложная. Хотя, очевидно, некоторым представителям «Единой России» всё же удастся «по инерции» пройти в Заксобрание, особенно в тех округах, где нет кандидатов от КПРФ.

Каков расклад по другим партиям? ЛДПР поставила во главу списка лично В.В. Жириновского, но едва ли этот традиционный ход поможет партии хотя бы близко подойти к «группе лидеров». Жириновский на президентских выборах уступил Грудинину более чем в два раза, а в Иркутской области отрыв был ещё больше (6% против почти 16). В то же время небольшое количество партий, участвующих в выборах, полезно для ЛДПР: какая-то часть неопределившихся проголосует и за неё, и, скорей всего, «жириновцы» наберут не менее 10% голосов (но и не более 15%).

«Справедливая Россия» в уходящем созыве Законодательного собрания вообще не была представлена: в 2013 г. она набрала всего 4%, чуть больше на выборах в Госдуму – 6%. На президентских выборах «эсеры» поддержали Путина и ещё больше дискредитировали себя в глазах оппозиционного избирателя, но потом чуть-чуть «реабилитировались», выступив против пенсионной реформы. Опять же, благодаря малому числу партий их прохождение в Заксобрание вполне вероятно, но едва ли у них будет больше 6-7%. По одномандатным округам как ЛДПР, так и «Справедливой России» рассчитывать на что-то не приходится, тут они скорее статисты.

Наконец, «Гражданская платформа». На прошлых выборах она набрала 8% и уверенно прошла в Заксобрание, заменив там «Справедливую Россию». Но тогда популярность партии определялась как личной популярностью её тогдашнего лидера М. Прохорова, так и финансовым ресурсом местного отделения во главе с В. Матиенко. Прохоров из «Платформы» давно ушёл, Матиенко сложил депутатские полномочия, а на думских выборах 2016 г. партия получила всего лишь 0,3%.

Тем не менее, шансы на прохождение в областной парламент у неё остаются. Список «ГП» возглавил А. Битаров, личность в области известная, в недавнем прошлом – председатель областного правительства. В ряде территорий у неё есть сильные кандидаты-одномандатники, которые могут и сами победить в округах, и принести партии нужный процент по спискам. А главное – в отличие от предыдущих выборов, когда на либеральном фланге «паслось» целых 8 партий, сейчас «Платформа» осталась здесь в полном одиночестве. Возможно, невыдвижение списков «Яблока», «ПАРНАСа» и других подобных партий с тем и связан, что Битарову удалось договориться с ними об отказе от бессмысленного спойлерства. Так что можно предсказать результат «Гражданской платформы» в те же 6-7% по партийным спискам плюс несколько мест по одномандатным округам.

Лишь у двух партий шансов на прохождение в Заксобрание, как представляется, нет. «Родина» поставила во главу списка только что вышедшего из «ЕР» депутата А. Дубаса, но это может ей дать прирост голосов разве что у него в округе – в Усть-Илимске. В целом же по области эта «всеядная» партия не пользуется популярностью и едва ли может претендовать более чем на 2-3% голосов тех, кто «не верит» крупным партиям как таковым, но на выборы всё же ходит. Можно сказать, что это такой вариант голосования «против всех». В прошлый раз эти голоса распределились между десятком партий, и тогда «Родина» набрала менее 1%.

«Родину» можно было бы охарактеризовать как «партию-спойлер», если бы было понятно, у кого из крупных партий она отбирает больше всего голосов. А такой ясности как раз нет: благодаря идеологической неопределённости за неё могут голосовать потенциальные сторонники и КПРФ, и «Единой России», и ЛДПР, и любой другой партии. Впрочем, то, что именно «Родина» выдвинула единственного на этих выборах кандидата-«двойника» (тёзку кандидата от КПРФ Виктора Кондрашова), говорит о том, что связана она в первую очередь с «единороссовской» компанией.

Спойлером в полной мере является лишь «КПСС» («Коммунистическая партия социальной справедливости») – партия из «пула» политтехнолога А. Богданова. Напомню, что в прошлых выборах участвовали и «КПСС», и ещё один спойлер – «Коммунисты России». Причём тактику они (точнее, надо полагать, их «кураторы») избрали разную: «КР» активно пиарились и поливали грязью КПРФ, «КПСС» же агитации вообще не вела, а только числилась в списках. В результате молчаливая «КПСС» набрала более 3% голосов (она стояла в бюллетене выше КПРФ, и многие проголосовали за неё просто по ошибке), активные же «КРы» – менее 2%.

Теперь «КРов» в списках нет, но «КПСС» унаследовала их тактику: занимается в основном «чёрным пиаром» против КПРФ, действуя достаточно широко и активно. Причём ничего «коммунистического», кроме названия, в её обильной и дорогостоящей печатной продукции мы не видим: это довольно банальные попытки «компромата» против губернатора-коммуниста и руководителей обкома КПРФ. Можно предположить, что за её спиной стоят «единороссы» и другие противники губернатора Левченко, которые и наняли политтехнологов, незнакомых даже с марксистской терминологией, при помощи которой можно было бы делать вид, что критикуешь КПРФ с «классовых позиций».

Так что в нынешней ситуации едва ли «КПСС» наберёт значительный процент голосов: сторонники коммунистических взглядов за неё не проголосуют, а у противников С. Левченко есть и более близкие им партии. Ошибиться же в кабинке для голосования будет труднее: на этот раз «КПСС» стоит в списке ниже КПРФ. Ожидаемый результат – около 2%.

Таким образом, предстоящие выборы должны существенно изменить «политический ландшафт» Приангарья, укрепив позиции КПРФ как партии и лично губернатора С.Г. Левченко и отправив значительную часть местных «единороссов» в политическое небытие. Очевидно, эти же тенденции, пусть и в более слабом виде, мы будем наблюдать и в других регионах, где 9 сентября пройдут выборы того или иного уровня.

Павел ПЕТУХОВ
http://irkutsk-kprf.ru/region/3948-irkutskaya-oblast-politicheskiy-peyzazh-nakanune-vyborov.html
Tags: Иркутская область, выборы, политика, статьи
Subscribe

Posts from This Journal “статьи” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment