Павел Петрович (pavel_petukhov) wrote,
Павел Петрович
pavel_petukhov

Category:

В прозрачной тьме. Рустем Вахитов об итогах выборов в Госдуму

Существует принципиальная разница между выборами в законодательные органы власти на Западе и в постсоветской России. Дело в том, что власть в странах Запада – и в Европе, и в США – не боится выборов. Политический ландшафт в этих странах основательно зачищен, все внесистемные партии и движения, которые несли угрозу правящей олигархически-бюрократической элите слева или справа, объявлены экстремистами и врагами цивилизации. Головы Тянитолкая двухпартийной системы практически неотличимы друг от друга. Конечно, если на выборах в США победит Трамп, то большие дивиденды получит крупный бизнес, если победит Клинтон, то определенный бонус достанется крупным профсоюзам, но в целом зачастую одни и те же корпорации финансируют и политиков-республиканцев, и их соперников – демократов, так что смена лиц на политической сцене не сильно отразится на их положении.

Америку недаром называют «аристократией без монарха». Страной уже несколько столетий управляют 30–40 семейных кланов вроде Рокфеллеров, Рузвельтов, Кеннеди или Бушей, а вовсе не выборные президенты (хотя в ХХ веке названные кланы продвигали в Белый дом и своих президентов). В этой ситуации можно и поиграть в демократию, и дать постоять у штурвала государства черному парню, тем более если он из приличной белой семьи (мало кто знает, что по линии матери – Стенли Энн Данхэм – Барак Обама восходит к первопоселенцам и таким образом является отпрыском «американских патрициев», контролирующих в Америке политику, экономику и СМИ; через мать Барак Обама состоит в родстве с Гари Труменом, Линдоном Джонсоном, Джимми Картером и даже… со своим политическим оппонентом Джорджем Бушем-младшим).

Российская власть не может себе позволить таких либеральных вольностей Она установилась недавно в результате грандиозного предательства, совершенного партийной и силовой верхушкой бывшего Советского Союза. Эта верхушка развалила страну ради дележа между несколькими кланами ресурсов сверхдержавы. Российская власть (за исключением, пожалуй, действующего президента) крайне непопулярна среди населения в силу феноменальной коррумпированности, жадности и беспринципности. К тому же ее оппоненты не «цивилизованные политики», играющие по правилам. Зачастую они радикалы, которые вовсе не готовы сохранять статус-кво, а, наоборот, хотят переформатировать весь режим, отобрать у власть имущих собственность и рычаги управления. Поэтому власть старается держать руку на пульсе и контролировать политические процессы в стране, в том числе выборы в законодательные органы.

Чего же наша власть ждала от избирательной кампании 2016-го? Об этом можно судить по ее действиям перед избирательной кампанией и в ее ходе, которые более красноречивы, чем политические словеса.

***
Первое, что бросалось в глаза, – участие в выборах «несистемных оппозиционеров», либералов из партий ПАРНАС и «Яблоко», которые еще недавно отказывались признавать эту власть законной, а после крымских событий даже заявляли, что она, ни много ни мало, «преступная». Тем не менее наши «непримиримые либералы», как полагается, зарегистрировались в комиссиях этой «преступной власти» и стройными рядами двинулись бороться за места в «парламенте, где не место дискуссиям» и где они в лучшем случае служили бы элементом антуража. И профессор Андрей Зубов, известный своими обвинениями в «аншлюсе Крыма» и требованиями разобраться с «преступлениями Путина», послушно приходил на государственное телевидение и в отведенные ему куцые 30 секунд костерил Путина и единороссов, тем самым опровергая свои же собственные заявления об отсутствии свободы слова в России и вкладывая козырные карты в руки своим оппонентам от власти.

Кроме того, власть перед выборами избавилась от «волшебника Чурова», которого общественность считает ответственным за массовые фальсификации на выборах в 2011-м, вызвавшие «болотные» протесты, и назначила вместо него Эллу Памфилову – политика либеральной ориентации, пользующегося кредитом доверия и на Западе, и среди российских оппозиционеров.

Легко понять, зачем власть разрешила своим не очень политически корректным противникам участвовать в выборной гонке, а председателем Центризбиркома назначила новое лицо, гораздо более приемлемое для своих внутрироссийских и внешних критиков. Парламентские выборы в России – это шоу не столько для внутреннего, сколько для внешнего употребления. Они нужны, чтобы «мировое сообщество» (как изящно называет себя клуб нескольких крупнейших, преимущественно западных, держав, решающих судьбы всего мира) в очередной раз признало власть в России демократически избранной и, значит, законной (потому что если этого не произойдет, наше государство в глазах «мирового сообщества» бесповоротно превратится в изгоя, которому, как показывает опыт, могут грозить не только экономические санкции).

К тому же, похоже, с точки зрения властей никакой опасности наши либералы уже не представляют. Они и вправду вызывают у большинства населения страны (за исключением двух столиц, живущих совсем не похожей на всю остальную Россию жизнью) такое отторжение, граничащее с отвращением, что рассчитывать им в лучшем случае можно было разве что на несколько депутатов-одномандатников (причем половина из них с высокой степенью вероятности перебежала бы во фракцию «ЕдРа», как некогда сделал «несгибаемый праволиберал» Крашенинников). Сам тот факт, что власть допустила ПАРНАС к выборам (напомню, что пять лет назад, в избирательную кампанию 2011-го, всё было совсем иначе), говорит о том, что их в Кремле уже никто не боится. А факт превращения Памфиловой в председателя Центризбиркома говорит о том, что власть была совершенно уверена в поддержке большинства и рассчитывала, что прибегать к совсем уж бесстыдным и явным фальсификациям не придется. Элла Памфилова даже заявила перед выборами в эфире канала «Россия-1», что иностранные наблюдатели будут обезоружены прозрачностью новых российских выборов.

Наконец, чтоб совсем подстраховаться, власть ввела в состав международных наблюдателей… представителей России. Об этом сообщила 22 августа общественная организация «Голос» (кстати, недавно объявленная «иностранным агентом»). По ее словам, из 36 аккредитованных для наблюдения за выборами в Госдуму наблюдателей – членов Межпарламентской ассамблеи стран – членов СНГ 14 человек – граждане России. Причем только трое из них парламентарии, а остальные – подчиненные Валентины Матвиенко, которая, между прочим, – член партии «Единая Россия». Понятно, как они будут наблюдать в случае чего. Сообщение это распространила радиостанция «Дойче Веле», но ни официальные представители Запада, ни западная общественность на это заметно не отреагировали.

Еще одна особенность выборов-2016, о которой не писал разве что ленивый, – это перенос выборов депутатов Госдумы с 4 декабря на 18 сентября – Единый день голосования. И политологи, и представители оппозиции уже неоднократно заявляли, что эта инициатива властей была не лишена скрытого коварства: таким образом избирательная кампания сильно сократилась (не говоря уже о том, что и оставшийся срок включал в себя период летних отпусков), а значит, власти пришлось выслушать гораздо меньшее количество критики, гораздо меньше нужно было оправдываться, да и оппозиционные партии не успели толком развернуть свою агитацию. Кроме того, начало сентября – дачный сезон, а следовательно, значительное число представителей среднего и старшего поколения, по расчетам властей, должны были оказаться в день голосования не на избирательных участках, а на дачах.

Вызывает определенные подозрение и введение выборов депутатов-одномандатников. Еще недавно Путин с Медведевым убеждали нас, что самая лучшая схема выборов – выборы по партийным спискам. А теперь вдруг президент изменил свое мнение на противоположное и ввел депутатов-одномандатников. 225 мест в новой Госдуме распределяется по результатам выборов по партийным спискам, а 225 – выборов по одномандатным округам. Вместе с тем, очевидно, голосуя за партийные списки, российский избиратель руководствуется идеологическими соображениями, а вот при голосовании по округам – скорее, прагматическими соображениями. От депутата из своего округа наш избиратель ждет не столько пламенных речей с думской трибуны и поддержки идеологически правильных проектов законов, сколько помощи себе лично, своей семье, своим соседям по подъезду, дому, району. Он к нему будет обращаться, если потечет крыша, если не будет хватать денег на лечение ребенка, если нужно будет построить детский сад. И избиратель, конечно, понимает, что, скорее, этого добьется депутат, который дружит с властью, а то и сам ее представляет, чем депутат-оппозиционер, который вызывает раздражение чиновников и помогать которому чиновники не станут хотя бы из страха подпортить себе карьеру. Поэтому при голосовании в округе даже избиратель, не любящий «Единую Россию», может проголосовать за единоросса (или, как он будет выражаться для самооправдания, «крепкого хозяйственника»). Думается, именно из этих соображений власть вернула смешанную систему и, как мы увидели на следующий день после выборов, не ошиблась.

На тот же самый результат – накачивание высокого результата «ЕдРу» – было направлена нарочито вялое, неинтересное освещение избирательной кампании в государственных провластных СМИ. На это факт одним из первых обратил внимание известный блогер Илья Варламов, который заявил, что наши журналисты, кажется, с большим энтузиазмом обсуждали перипетии борьбы между Трампом и Клинтон, чем политическое противостояние в своем Отечестве. Более того, почти не слышно было призывов принять участие в голосовании, определить судьбу своей Родины, которые повсюду раздавались во время прежних кампаний. Такое ощущение, что общее желание и власти, и поддерживающих ее СМИ состояло в том, чтобы на избирательные участки пришло как можно меньше людей. Оно и понятно: те, кто приходит по своей воле, зачастую голосуют за оппозиционные партии и кандидатуры. Те же «запуганные бюджетники» (учителя, преподаватели, врачи, не говоря уже о студентах и солдатах), которые проголосуют «как надо», мимо избирательных участков все равно не пройдут – начальство позаботится, чтоб их доставили туда по списку в автобусах.

Добавило интриги и объявление Левада-центра иностранным агентом. Общественность не без оснований связала это с прогнозами, данными этой независимой от Кремля организацией и указывающими на падение рейтинга «Единой России». В то же время либеральной и прозападной партии ПАРНАС Левада-центр предсказывал прохождение в Думу с 7% (что все же заставляет сомневаться в объективности этой организации и, возможно, указывает, что независимость от Кремля не означает независимости как таковой).
В то же время находящийся на госдотациях ВЦИОМ предсказывал не очень высокую явку – 50% (на прошлых выборах было 60%) и высокий результат «Единой России» – 41%, а также выдвижение на второе место ЛДПР – 13%, против 7% у КПРФ (напомню, что на прошлых выборах КПРФ получила более 19%, а ЛДПР – около 11%). Если предположить, что ВЦИОМ отражает не столько реальные предпочтения избирателей, сколько тайные желания политического руководства страны, которые в виде «объективных выводов социологов» должны запасть в общественное сознание, то власть желала низкой явки и оттеснения коммунистов со второго места. Это должно было сделать парламент еще более послушным, чем в последний созыв (когда, напомню, «Единая Россия» утеряла конституционное большинство, позволявшее не считаться с мнениями других фракций).

ЛДПР – партия, лидер которой, допуская резкие критические выпады, в конце концов легко договаривается с властью и обязывает свою фракцию голосовать в Думе нужным образом – в Кремле это знают и ценят. Отсюда явное благоволение к Жириновскому со стороны журналистов, несмотря на то, что он, как всегда, вел себя во время предвыборных дебатов возмутительно и доходил до прямого хулиганства. Впечатляет и сумма, которую ЛДПР потратила на избирательную кампанию – больше, чем «Единая Россия», и во много раз больше, чем КПРФ. Как известно, в условиях современного довольно авторитарного режима финансово поддерживать какую-либо партию возможно лишь с гласного или негласного разрешения власти, что наводит на некоторые размышления…

Наконец, против КПРФ и ее лидера, как и раньше, была развернута кампания по дискредитации (включая выпуск одноразовых пропагандистских изданий большими тиражами), а в избирательный бюллетень была допущена партия практически с такой же символикой, как и КПРФ, причем ее председатель во время дебатов излагал программу, существенно не отличающуюся от программы КПРФ, но при этом нещадно критиковал Зюганова. Был повторен и проект «Партия пенсионеров», который, как известно, специально создан политтехнологами для оттягивания голосов у КПРФ. Да и «Патриоты России» во главе с исключенным из КПРФ Семигиным давно уже выполняют ту же самую функцию партии-обманки.

Как видим, прогноз ВЦИОМ о втором месте ЛДПР и лишь третьем – КПРФ был подкреплен соответствующими делами чиновников, политтехнологов и провластных журналистов.

Итак, сам характер избирательной кампании показывал, что власть хотела от нее следующего:

1). Признания «международным сообществом», а точнее Евросоюзом и США, выборов демократическими, а власть «законно переизбранной».

2). Низкой явки избирателей, причем преимущественно оппозиционного сегмента электората.

3). Провала внесистемной либеральной оппозиции.

4). Высокого результата «Единой России».

5). Превращения фракции КПРФ из второй в третью по значимости в следующей Госдуме и выдвижения на второе место ЛДПР как союзника «Единой России».

Все это имело сверхзадачей, как уже говорилось, формирование более послушной, управляемой Госдумы. Конечно, сама по себе Госдума не является реальной властью в современной России. На деле страной управляет президент и подотчетная ему вертикаль исполнительной власти. Полномочия Думы были ограничены еще президентом Ельциным, протолкнувшим после парламентского мятежа 1993-го новую, если называть вещи своими именами, довольно антидемократическую Конституцию. Но оппозиционная Госдума способна потрепать нервы власти и заставить пробуксовывать ее инициативы и потому нежелательна для Кремля.

Таковы были ожидания власти. События показали, что ожидания в целом оправдались.

***
Уже к середине дня голосования стало понятным, что прогнозы о низкой явке избирателей сбываются. К 15 часам московского времени явка по стране составляла 33%, а к 18 часам – около 40%. Ожидаемо высокую явку дали лишь нацрегионы: Тыва – 68%, Ямало-Ненецкий АО – 71%, Чечня – 72%. В целом журналисты отмечали, что явка ниже среднего и что в 2011 году к этому времени она была выше. В Санкт-Петербурге к 18 часам проголосовали лишь 25,6 % избирателей, в Москве к 15 часам – 19%, а ведь Петербург вместе с Москвой всегда были опорой либеральных партий, у которых еще 5 лет назад был весьма активный сердитый электорат.

К 10 утра по московскому времени стала известна официальная цифра явки – 47,81% (против 60,2% в 2011 году). Это даже ниже цифры, которую прогнозировал ВЦИОМ. В Москве явка составила около 30%, в Петербурге – около 26%. Это почти в два раза меньше, чем на выборах 2011 года, когда в Москве к избирательным урнам пришло более 50% избирателей. В целом по стране это даже ниже, чем в кризисный 1994-й, когда явка была 54,81%. Высокую явку, как уже говорилось, проявили лишь нацрегионы, прежде всего республики Северного Кавказа, Тыва, Башкирия, Татария. Это ожидаемо и понятно: в нацрегионах и на селе живет самое послушное и управляемое население, гораздо сильнее зависящее от власти в плане удовлетворения своих важнейших жизненных потребностей (во многих деревнях при «неправильном голосовании» жители могут лишиться и электричества, и медицинской помощи, и «школьного автобуса» и аккуратного и регулярного поступления пенсий и социальных пособий).

Сами результаты также даже превзошли ожидания власти. ВЦИОМ прогнозировал 41% у «Единой России». Это не давало ей конституционного большинства, поэтому понадобилось бы накачать до 13% ЛДПР, которая в Думе 7-го созыва должна была поддерживать инициативы «ЕдРа». Однако прогнозируемую цифру «Единая Россия» перевалила уже после обработки десятой части бюллетеней. К утру выяснилось, что результат «Единой России» – 54,28%. Единороссы получили и большинство одномандатных округов (203 против 7 у КПРФ и 5 у ЛДПР). Таким образом, единороссы получают 343 мандата в новой Госдуме, что дает им конституционное большинство даже без поддержки какой-либо другой партии. Любое решение администрации президента, транслированное в Госдуму, единороссы теперь могут провести автоматически.

Превзошли ожидания властей и результаты либеральной оппозиции. ПАРНАС набрал по стране 0,7% голосов, а «Яблоко» – 1,87%. Но самое главное, что и парнасовцы, и яблочники не сумели провести ни одного кандидата по одномандатным округам (даже в Москве, где «Яблоко» получило все-таки, в отличие от других регионов, около 9% голосов). На своей пресс-конференции Михаил Касьянов с явной грустью в голосе заявил, что он не ожидает и массовых протестов рассерженных избирателей, как в 2011 году. Это действительно так: сокрушительный провал либералов исключает какие бы то ни был попытки либерального «майдана», которым долгое время нас пугало государственное телевидение.

С другой стороны, властям не удалось сместить КПРФ со второго места на третье. Поначалу казалось, что так оно и происходит, и Жириновский даже стал выступать с заранее подготовленными спичами о победе своей партии и поражении коммунистов. Но после полуночи, когда обработали уже около половины бюллетеней, ситуация изменилась. К утру появились официальные данные: КПРФ получила 13,45%, ЛДПР – 13,24%. КПРФ удалось хотя бы формально сохранить статус второй партии в стране, но это трудно назвать победой. В 2011 году КПРФ получила 19,19% голосов избирателей, теперь же – лишь 13,45%. Фракция Коммунистической партии в Госдуме, составлявшая 92 депутата, теперь будет включать в себя лишь 42 человека. То есть коммунисты лишаются 50 депутатов.

Удача жириновцев, о которой лидер этой партии кричит теперь на всех углах, тоже оказалась пирровой. Действительно, на выборах 2011 года ЛДПР имела 11,67%, а сейчас – аж 13,24%. Но если мы перейдет к абсолютным цифрам, то все будет выглядеть уже не столь радужно. В прошлой Госдуме фракция ЛДПР состояла из 56 депутатов, а в новой – в ней будет всего 39 народных избранников. Иначе говоря, жириновцы потеряли 17 мест (за счет поражений в округах, где голоса ушли «Единой России», КПРФ и «Справедливой России») и заметно утеряли свое влияние в Думе. Жириновский в ночь на 19 сентября самодовольно рассуждал о том, что эпоха КПРФ прошла, и если все пойдет так, как сейчас, коммунисты якобы не попадут в будущие Думы. На самом деле все это можно отнести к самой ЛДПР. Если в каждую последующую кампанию ЛДПР будет терять по 17 мандатов, то в Думе 8-го созыва будет 22 жириновца, в Думе 9-го созыва – всего лишь 5, а в Думу 10-го созыва либерал-демократы вообще не попадут (впрочем, Владимир Вольфович может утешиться тем, что лично для него – 70-летнего политика – все это представляет сугубо теоретический интерес).

Неудача жириновцев, конечно, никак не затрагивает власть. Во-первых, она и рассчитывала на 13% Жириновскому, как показал опрос ВЦИОМ, и, во-вторых, даже если бы ЛДПР вообще не прошла в Думу, «ЕдРо» бы ничего не потеряла, единороссы с их 54% и так имеют конституционное большинство.

Рушить в два раза результат «Справедливой России» у власти, конечно, и в мыслях не было, ведь справроссы всегда послушно поддерживают инициативы президента. Миронов правильно заметил, что его партия оказалась случайной жертвой политтехнологических проектов вроде «Коммунистов России», «Патриотов России» и «Партии пенсионеров», которые, так сказать, стреляли в КПРФ, а попали и по «Справедливой России». Но с другой стороны, сильно расстраиваться кукловодам с самого верха также не приходится – не предсказанный перехлест результатов «ЕдРа» компенсирует все эти издержки.

Наконец, как уже говорилось, власть ожидала признания выборов со стороны зарубежного сообщества, и прежде всего Запада. С этим тоже проблем вроде не предвидится. Центризбирком аккредитовал для наблюдения за выборами 774 иностранных наблюдателя, как представителей общественных организаций, так и дипломатов. Уже в день выборов отдельные международные наблюдатели оценили их положительно. Глава молодежной демократической организации DEMYC Хавьер Хуртадо Мира отметил открытость выборов, а депутат Европарламента Стефано Маулиу заявил, что в России наблюдается прогресс в развитии избирательной системы и крупных нарушений не отмечено. 19 сентября выборы признал законными и честными глава Миссии наблюдателей СНГ Владимир Гаркун. Со стороны Запада никаких нареканий не слышно, и даже российские либералы, кажется, готовы признать свое поражение (а значит, никаких инструкций по поводу «массовых фальсификаций» из «Вашингтонского обкома» не получили). Более того, председатель ВЦИК Элла Памфилова, кажется, твердо намерена открыть уголовные дела и добиться показательной посадки 2–3 членов избирательных комиссий, которые были замешаны в нарушениях – чтобы Запад убедился, что у нас теперь борьба за прозрачные выборы нешуточная. Думается, следует ожидать признания выборов.

Как видим, в ходе избирательной кампании 2016-го власти удалось реализовать практически все свои планы. Теперь попытаемся осмыслить: почему все произошло именно так?

***
Естественно, власть предпринимала большие усилия, чтоб понизить явку, накачать «ЕдРо» и ЛДПР и снизить результат КПРФ. Но вопрос в другом: почему ей это удалось? И почему «ЕдРо» получила даже больше, чем ожидалось? Схожие усилия власти предпринимали и в 2011 году, но результат был совсем иными: единороссы получили в парламенте всего 238 мест, не дотянув до конституционного большинства, коммунисты – 92, а оппозиционные либералы не попали в Думу только потому, что их не зарегистрировали («болотные» события показали, какая у них была поддержка – как минимум в столицах).

Справоросс Сергей Миронов, мне кажется, сделал по этому поводу два очень метких замечания. Высокий результат «Единой России», безусловно, связан с тем, что, во-первых, ее поддержал Владимир Путин, который имеет беспрецедентный рейтинг в 80%, во-вторых, сыграл свою роль «крымский консенсус» – объединение вокруг власти на почве почти общенародной эйфории после присоединения Крыма. Проценты же партии Жириновского – это голоса тех, кто хотел проголосовать против всех, но не нашел в бюллетене соответствующую графу (социологи давно уже выяснили, что голосование за ЛДПР – это эпатажное, «несерьезное» голосование).

К этому можно добавить еще несколько соображений. Низкая явка на выборы, как бы это странно ни звучало, – результат экономического кризиса. Существует распространенное заблуждение, что чем тяжелее жизнь людей в материальном отношении, тем выше их протестная активность, и если довести народ до состояния каждодневного выживания, то он тут же восстанет. Однако социологи революции (самый известный среди которых Питирим Сорокин) утверждают обратное: революции происходят в обществе более или менее сытом, а вот там, где люди вынуждены выживать, они и заняты этим выживанием и им не до политической деятельности. Это подтверждает и новейшая история России. Рассерженные россияне вышли на улицы и площади в 2011 году, когда наша страна была осыпана дождем нефтедолларов, зарплат горожанам, особенно в мегаполисах, на основное хватало, и можно было пожертвовать поездкой «на картошку» ради выборов, наконец, в городах был развитый бизнес, низкая безработица, и потеря места из-за неповиновения начальнику-единороссу все же не была фатальной. Теперь совсем другое дело: на фоне обвала доллара, инфляции и «похудения» зарплат пребывание на даче жизненно необходимо, а потерять работу пусть со скромным, но постоянным доходом страшно.

Далее сработало и возвращение выборов по одномандатным округам, о чем уже говорилось выше. Дело в том, что за победными заявлениями об успехе «Единой России» упускают важную деталь. По партийным спискам «Единая Россия» получила лишь 140 мандатов в новой Думе. В полтора раза больше – 204 мандата – единороссы получили в округах. Не будь округов, результат «ЕдРа» был бы гораздо скромнее. Судите сами: «ЕдРо» получила 54% по партийным спискам. В Госдуме будет 450 депутатов, 54% от этого общего числа – это 243. То есть не будь депутатов-одномандатников, «Единой России» не хватало бы для достижения конституционного большинства целых 48 мандатов. Результат «Единой России» при сохранении выборов по партийным спискам был бы… всего на 5 депутатских мест больше (в прошлой Думе «Единая Россия» имела 238 мандатов). Это и есть настоящая цена их «победы»…

Конечно, были, вероятно, недостатки в проведении избирательной кампании КПРФ. Это уже очень скоро станет предметом для анализа и в самой партии, и в партийной и левопатриотической печати. Это отдельный большой разговор, который потребует еще одной статьи, и начинать его здесь нет смысла.

Рустем ВАХИТОВ
Источник: «Советская Россия»

От редакции. Предлагая вашему вниманию интересную статью философа и публициста Р. Вахитова, мы не можем полностью согласиться со всеми её положениями. В частности, как нам кажется, он слишком всерьёз принимает «оппозиционность» либеральных партий. С нашей точки зрения, они не являются не только «несистемной», но и вообще никакой оппозицией, а придатком партии власти. Их функция – изображать «очень плохую оппозицию», на фоне которой сама партия власти должна казаться более патриотичной и умеренной.

Дополнительным подтверждением этого служит тот факт, что после нынешних выборов не последовало событий, сходных с «болотным майданом» зимы 2011-2012 гг. Хотя, по мнению специалистов, объём фальсификаций на этих выборах был примерно таким же, что и на выборах 2011 года. Казалось бы, и реакция либеральной общественности должна быть такой же. Но дело в том, что в 2012 году предстояли президентские выборы, и «болотный майдан» стал элементом избирательной кампании Путина (его задачей было запугать население и заставить его проголосовать за действующую власть). Теперь же президентские выборы намечены лишь на 2018 год, а значит, необходимости в подобных акциях на данный момент нет.


http://kprf-irk.ru/world/1494-v-prozrachnoy-tme-rustem-vahitov-ob-itogah-vyborov-v-gosdumu.html
Tags: выборы, политика
Subscribe

  • Москва, часть 10 (15 октября 2020)

    В заключительной части рассказа об осенней Москве мы в собственно Москву (в пределах МКАДа) не будем даже заглядывать, а совершим прогулку в районе…

  • Москва, часть 9 (14 октября 2020)

    В прошлой части мы закончили прогулку по Лефортово и прилегающим районам центральной части Москвы. Оттуда я отправился в Петербург, но об этом позже,…

  • Москва, часть 8 (9 октября 2020)

    Сегодня – окончание прогулки по Москве, к востоку от центра, перед отъездом в Питер. Пройдём по Золоторожскому валу, немного по Николоямской улице и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment