Павел Петрович (pavel_petukhov) wrote,
Павел Петрович
pavel_petukhov

Наталья Горская. Транспортное проклятие

Оригинал взят у kprf_irkutsk в Наталья Горская. Транспортное проклятие
По Москве равняют всю Россию. Если в Москве строят небоскрёб, то в СМИ так и сообщается: "В России началось грандиозное строительство суперсовременных зданий!". Россиянин, живущий "в Немоскве", смотрит в окно, видит там накренившуюся водонапорную башню, покосившиеся хрущёвки и стойкий ко всем испытаниям "старый фонд" с выпавшими из стен кусками штукатурки и балконами в аварийном состоянии, и думает: это, видимо, про какую-то другую Россию говорят. Видимо, их вообще теперь несколько — у каждого своя.



Вот налажено скоростное движение по железной дороге между двумя столицами, газеты тот час же реагируют помпезными заголовками: "Россию захлестнули новейшие технологии в области транспорта!". Но где они, эти технологии, если стало вообще не уехать и не приехать по нашей железной дороге, если вы, конечно, собрались поехать в Немоскву или Непетербург?! Ну вот так вас угораздило: не в столицы вам надо, а в их пригороды — там ведь тоже люди живут.

Скоростным движением, мягко говоря, в России никого не удивишь. Ещё после войны пытался рассекать со скоростью двести километров в час тяжёлый и очень шумный электровоз серии ВЛ. Эту зелёную громаду сейчас можно видеть только во главе товарных составов. Говорят, что это было очень страшно, когда такая тяжеленная и огроменная махина носилась на большой скорости, так что даже шпалы лопались и рельсы на бок заваливались. Потом наступила эпоха лёгких металлов и сплавов, появились быстрые и комфортные электропоезда, в частности ЭР200. Ещё совсем недавно по Октябрьской железной дороге курсировали прекрасные и комфортные поезда "Аврора", "Юность", "Невский экспресс", "Красная стрела", которые все любили и знали. Конечно, не за три часа они преодолевали расстояние от Москвы до Петербурга, но ходили исправно. И что главное: не мешали другим поездам ходить. Были так называемые "пригородные поезда повышенной комфортности", которые в самом деле соответствовали своему названию. Кому они все мешали? То ли диспетчеры раньше такие грамотные были, что могли как-то рассчитать и привести к согласованным действиям все виды поездов от пригородных электричек до грузовых составов в несколько десятков вагонов. Теперь же профессиональная грамотность не нужна, главное: пролезть, прошмыгнуть, пристроиться на бойком месте любой ценой и закрепиться. А уж что там за работёнка будет — потом на месте разберёмся. Что уж говорить, если целые министерства возглавляют люди, которые никогда не учились и не работали по профилю возглавляемых ими ведомств. И кажется, что такие же неумёхи на железной дороге решили... просто ликвидировать все виды транспорта: "Пущай один скоростной поезд носится, а то мало ли на что там наскочит, или какая-нибудь электричка не успеет перед ним проскочить, залезть на запасной путь. А как рассчитать, сколько часов идёт пассажирский поезд из пункта А, и когда он встретится с товарным составом из пункта Б — мы не знаем".

В 90-е годы, наверно, половина работоспособного населения моего городка работала на железной дороге. Эти люди говорят, что в начале того десятилетия в каждом депо Ленинграда-Петербурга готовили до сорока поездов и локомотивов к ним на каждый день, а к концу девяностых их стало в два раза меньше. С нашей такой небольшой станции можно было уехать в Питер каждый час, самое большое "окно" днём составляло всего лишь два часа. За первое десятилетие нового века произошло ещё больше сокращений, "окно" уже увеличилось до четырёх часов. Казалось бы, при таком положении вещей, когда из прежнего количества поездов осталось меньше трети, можно и для скоростного движения место найти, и для обычных поездов пути выделить, и пригородное движение наладить. Ну, пусть не наладить, но хотя бы не ликвидировать так, как это было сделано после прихода на нашу многострадальную железную дорогу "новейших технологий в области транспорта". Ведь такое впечатление, что теперь по нашей Октябрьской магистрали только скоростной поезд Сапсан и ходит. Если жители пригородов раньше в расписание электричек даже не заглядывали, так как знали, что электричка ДОЛЖНА БЫТЬ каждые час или даже полчаса, то теперь расписание все знают наизусть. Хотя там и знать-то нечего: разрыв между отправлениями составляет до двух часов, в восемь утра уходит последний электропоезд, следующий будет только через восемь-десять часов. Получается парадокс: от одной столицы до другой у нас теперь в любое время дня и ночи можно долететь на самолёте, доехать на скоростном поезде, особо богатые граждане могут по Московскому шоссе поехать на личном автомобиле, а те, кто живёт в пригородах за пятьдесят вёрст до мегаполиса лишены последней возможности добраться до дома — старой-доброй электрички, которая для некоторых стала домом родным, так как каждый день по несколько часов уходило на проезде в ней!

И смех, и грех: до Хельсинки, до столицы чужого государства стало легче добраться, чем до родной деревни! Измученные сволочным отношением тысячные толпы людей ждут свою разнесчастную электричку, а слащавый голос объявляет, что "пассажирский электропоезд Аллегро оборудован детской площадкой, конференц-помещением и ДАЖЕ столиками для пеленания младенцев!". Голос захлёбывается в розовых слюнях умиления: уси-пуси, чудо-поезд на триста избранных господ! Их карапузов будут пеленать на специальных столиках, когда крутой папашка застрянет чегой-то в конференц-помещении, а мамашка засядет в солярии — кстати, почему чудо-поезд солярием не оснащён, я няпóняла?! А многотысячное быдло будет насмерть биться "за место под солнцем" в стареньком автобусе, рассчитанном на сорок человек. И нет в этом автобусе ни столиков для пеленания, ни конференц-залов — даже отопления нет. Для кого льются эти рекламные слюни про столики, если у нас даже для граждан, которые давно вышли из пелёнок, транспорта не хватает? У нас всегда так: в 90-ые годы в стране рождаемость упала в минус, а её завалили памперсами для новорожденных. А теперь додумываются рекламировать современную оргтехнику там, где до сих пор нет водопровода, газо- и электроснабжения.

Битком набитые пассажирами перроны на станциях с хмурой печалью провожают новейшее достижение науки и техники — скоростной поезд. Для них же в расписании значатся одни отмены, словно бы кто-то им говорит: "А наша отрасль для людей, а не для вас! Вот ежели вам надобно в столицу, то добро пожаловать на сверхскоростной чудо-поезд. А если до дерёвни какой, то тьфу на вас — мы не для какой-то там дерёвни работаем, а для белых людей!". А белый человек в нашей стране — это тот, кто в мегаполисе живёт, желательно в столице, так получается. Но зачем так злить людей, которые последние двадцать лет и так живут на грани нервного срыва? И люди эти помнят, что когда они были пионерами и студентами, то ездили на электричках в любое время дня и ночи в музеи и театры Ленинграда и Москвы, на учёбу и работу. И это при том, что в советское время можно было и в родном городишке сходить в местный кинотеатр, посетить выставку в местном доме культуры — где это всё теперь? Одна надежда на ближайший мегаполис. И вот внедрение "новейших технологий в области транспорта" словно бы обрубило людям и культурную жизнь, и работу, и учёбу. Почему-то только так у нас внедряются "новейшие технологии" в любой области. Видимо, иначе никак нельзя. Но что это за технологии, если без них всё работало даже как-то исправней? Зачем они нужны, если до их "внедрения" пригородные электропоезда ходили даже ночью, а теперь их и днём редко увидишь! Это был поистине народный вид транспорта: за доступную плату можно было в любой момент и уехать, и приехать куда тебе надо. Даже никаких волнений не было по поводу того, что электричка может вообще не пойти ни через пять часов, ни через десять, ни через сутки. Такое было просто невозможно! Да, она могла опоздать, могла застрять на запасных путях в час-пик, могли произойти отмены каких-то поездов, но через полчаса приходил следующий поезд и подбирал "страждущих" пассажиров с каждой станции. И получается ещё один очень нехороший парадокс: выходит, что наши дедушки и бабушки имели возможность комфортно и без нервотрёпки ездить по железной дороге в любое время суток и на любые расстояния, а мы — их незадачливые потомки и по совместительству жители третьего тысячелетия "инноваций и нанотехнологий" — вынуждены добираться до ближайшего райцентра что называется "на перекладных", затрачивая на дорогу лишних часа два-три. Мы вынуждены беспомощно топтаться на вокзалах, с ужасом соображая, влезет ли вот эта огромная толпа пассажиров в электричку, которая теперь появляется так же редко, как солнышко дождливой осенью.

В любом нормальном (и даже не совсем нормальном) государстве власти пытаются развивать общественный транспорт. В иных странах этот самый общественный настолько комфортен и привлекателен, что ради него и личный автомобиль позабудешь. Общественный транспорт важен как никогда особенно в наши дни, потому что если каждый гражданин пересядет на личное авто, то многие города превратятся в сплошную автомобильную пробку, а атмосфера — в продукты горения топлива. В нашей беднеющей стране личное авто каждому гражданину не грозит, прямо скажем. Тем не менее, нельзя не заметить, что иной раз не так трудно доехать по автотрассе до Москвы или Петербурга, как въехать в них, отстояв несколько часов в автомобильных заторах.

Можно нашим горемыкам из пригородов, которые "благодаря" введению скоростного движения остались без электричек, посоветовать ездить на автобусах. Но где они? Их тоже нет! Нет нормальных дорог, по которым ещё не каждый автобус согласится ехать, так как не создан он для того, чтобы передвигаться по тому безобразию, которое у нас почему-то называют "дорогами". Курсируют по ним между нашими посёлками только старенькие ПАЗ-3205 — "число мест для сидения 20", а при максимальной утрамбовке пассажиров салон вмещает до сорока несчастных! Но это получается, если каждого гражданина удастся уговорить стоять на одной ноге и не дышать, дабы не стеснять дефицитное пространство салона движениями своей грудной клетки. При этом на табличке у кабины водителя доказывают, что "общее число мест: 36-42, общая вместимость: 56 человек". Видимо, самые остервенелые отечественные мизантропы высчитали, на подопытных кроликах вымерили и утвердили высочайшим указом: должно влезть.

Хоть бы раз подали "удлиненную модификацию" вышеназванного автобуса, где можно хотя бы иногда переводить дыхание и изредка на вторую ногу припадать, когда встряхивает на ухабах — так не дождётесь. Никогда не доживём мы "до такого коммунизму". Красивый и комфортабельный ЛиАЗ большой вместимости ходит только от райцентров на Петербург, так как в культурную столицу такую древность, как КАвЗ-685 или даже ГАЗ-651, не пропустят. Ведь, не дай Бог конечно же, иностранцы ещё увидят, как и на чём наши граждане перемещаются по своей бескрайней стране — осрамим же Отечество по самое не хочу! А сраму на международной арене мы не потерпим!

Какого бы класса не был автобус, но он вмещает в себя меньше сотни человек, как бы они в нём штабелями в два-три слоя не укладывались вперемежку с багажом. Электричка же вмещает за раз больше тысячи человек. И вот вы только представьте себе, что всего-то парочка электричек может за раз увезти свыше двух тысяч человек! Довезти каждого туда, куда ему надо, разгружая огромный людской поток и разряжая общую напряжённость эмоций. И ещё представьте себе, если эти две тысячи человек сядут на две тысячи автомобилей, чтобы доехать туда, куда им теперь не доехать ни по железной дороге, ни по морю или воздуху — в ближайший город, где ещё остались рабочие места. Сколько аварий и заторов на дорогах возникнет, сколько выхлопных газов вырвется в нашу и без того загаженную атмосферу! Вот почему во всех нормальных (и не очень) странах стараются развивать общественный транспорт. Но не про нас это. Про нас судят по Москве. Спору нет: хорошо вот так из Москвы за пару-тройку часов домчаться туда, куда душе угодно!.. Но что делать, если вы живёте в Немоскве?

Тусовки ли столичного бомонда показывают, или открытие дорогого автосалона, или вовсе малопонятные мероприятия, когда просто безумно богатые люди собрались на некий корпоратив — всё это преподносится как стандартные реалии всей нынешней России. Пир во время чумы, бесконечные празднества посреди колоссальной нужды и сонма проблем, которые никто и не собирается решать, словно бы специально служат для возбуждения антимосковских настроений. Организаторам всех этих пиров так и хочется сказать: "Какие же вы смешные, ребята". Говорят, англичанка Наталья Водянова так и сказала нашим богатым буратинам, когда они пригласили её вести очередную вечеринку, чтобы хоть чуть-чуть свои карманы от денег освободить.

Все потоки официальной (и не очень) информации, носящейся над бескрайними просторами России, предназначены для столицы, для большого города. Например, если вы купите книгу, посвящённую вопросам устройства на работу, то данные там заумности типа "для удачной карьеры вам просто необходимо знание компьютера и английского языка" или "умеренный макияж при собеседовании поможет получить хорошую должность" в провинции не работают. Начать с того, что работу в провинции не выбирают, там это — необходимость. Если наш человек родился в шахтёрском посёлке, вырос там и продолжает жить, то вряд ли он работает в этом посёлке кем-то, кто не имеет отношения к добыче угля. А уж кто там из "работодателей" нуждается в знании английского среди подчинённых, и чем для него умеренный макияж будет отличаться от неумеренного — вообще сложно сказать. Вообще, это даёт очень странный эффект, когда такие миленькие советики для обитателей столичный офисов попадают на нашу грубую российскую почву. Когда, например, известная светская львица в рекламе советует обзаводиться пластиковыми картами для совершения покупок, так как "эта система работает во всём мире", то она даже не догадывается, что "эта система" не работает уже буквально в минуте езды от столицы — в России. Нет там ни офисов по продаже данных карт, ни магазинов, где этими картами можно было бы расплатиться за покупки. Но так уж у нас теперь принято считать, что если что-то происходит в Москве, то это имеет место быть и во всей России.

Об отставке мэра Москвы говорят так, как в советское время говорили только о смене Генсека. Даже сравнивают, что мэр Лужков продержался на своём посту на два месяца дольше самого Брежнева, словно он целым государством правил, а не одним городом! Вопросы типа "Вы за Батурину или против?" звучат с такой фанатичной страстностью, словно речь идёт о предательстве Родины-матери. Новый мэр, только-только вступив в должность, уже спешит первым делом заверить жителей столицы, что ИХ зарплаты вырастут. Словно Москва давно стала отдельным государством с отдельной от остальной России экономикой. Вся страна пашет, а у москвичей только зарплаты растут. Что-то ни у нефтяников, ни у сталеваров, ни у хлеборобов зарплаты не растут, а столица сидит по офисам, ничего полезного не производит кроме выхлопных газов, но упрямо ждёт повышения окладов.

Даже о ежегодных летних пожарах в стране заговорили только тогда, когда дым дошёл до Красной площади, и Москва просто вынуждена была заметить: в стране что-то не так. Сколько живу в России — столько она горит. Сколько сгорело старых домов по причине возгорания никуда не годной проводки — никто и не считал, должно быть. Сколько лет мы ездим мимо дымящихся болот, закрывая лица наспех смоченными в чём придётся носовыми платками, чтобы не отравиться угарным газом, а в новостях об этом — ни гу-гу. Сколько у нас каждую весну выжигается полей, причём чуть ли не по каким-то агротехническим задумкам "для уничтожения прошлогодней травы, мусора и удобрения земли золой", а хоть бы кто когда оштрафовал таких "умников". Да у нас в дни так называемых субботников и "мероприятий по облагораживанию территории" всё гормя горит, потому что мусор собрали, а вывезти его на свалку не на чем: организаторы то машину "забудут" выделить, то бензин не дадут "в целях экономии бюджета". В этих же священных целях постоянно жгут помойки в черте жилых кварталов — ну кто об этом не знает! Горят дома престарелых, общежития, дачные посёлки.

Лесные пожары мучают Россию уже не одно десятилетие, каждый год в никуда исчезают сотни гектаров леса, работники лесных хозяйств уходят из профессии по причине мизерных зарплат и смехотворных приспособлений для работы, для защиты от того же пожара. Российский лесник, егерь — сегодня скорее не сотрудник лесного хозяйства, а инструктор и проводник для богатых хряков из мегаполисов, желающих поохотиться для разнообразия приевшихся развлечений.

Если бы дул западный ветер, прогоняя от Москвы дым за Урал и в Сибирь, то о пожарах 2010-го, я думаю, наши СМИ и не заикались бы. Но вот так получилось, что ветер был восточных направлений, запах гари из объятых огнём регионов центральной России дошёл даже до Европы. Европа насторожилась и спросила Москву: "А чего это у вас деетси?". Москва должна была как-то отреагировать: посыпались передачи и ток-шоу, одно страшнее другого, с общей темой "Грядёт лихо!". Чаще всего звучат сочетания "аномальная жара" и "глобальное потепление". Всё глобально и аномально, как того и требует масштаб истерики. Зимой, когда городские власти точно так же не хотели наладить уборку снега с улиц и сосулек с крыш, наши СМИ захлёбывалось всё теми же определениями: "аномальные" морозы и "глобальные" снегопады. Короче говоря: лихо. Так деревенские юродивые бабки-кликуши пугают этим "лихом", если им что-то там приснится или примерещится. Но что есть у такой бабки? Клюка да стоптанные башмаки. Что этой бедной женщине ещё остаётся, как не вращать глазами на искажённом гримасой ужаса лице и с завыванием "предсказывать" это самое "лихо"? Прилично ли нам, жителям нового времени, уподобляться ей?

Что мы-то называем этим "лихом"? Бесхозные лесные хозяйства, заброшенные разработки по добыче торфа, где ни одна тысяча рабочих мест пропала, ликвидация ещё в Перестройку элементарных пожарных дружин (с пожарными же машинами), отсутствие даже самой примитивной техники для борьбы с огнём в небольших населённых пунктах — когда-то это всё должно было жахнуть. Кто это всё создал? Сказочный дракон о трёх головах или злобный колдун о семи бородах? Да ни Боже мой! Они-то как раз для России никакой опасности не представляют в сравнении с теми, кто нажил на её развале миллиарды, а теперь спонсирует наши вопящие на избитую тему об "аномалиях" то жары, то мороза средства массовой истерии. Лишь бы ничего не делать для страны. Той самой, которая их сказочно обогатила — вот что чудесно-то, вот где волшебство надо искать. Уж и могли бы теперь хоть что-то для неё сделать все эти участники единого и вполне определённого формирования (так и хочется к этому слову добавить приставку "банд") — ликвидационной комиссии по уничтожению России. Они и есть та самая главная аномалия нашей жизни, а не зимние морозы и не летняя жара. Работать надо, господа, поменьше жрать и воровать, пересесть на общественный транспорт, а не гонять на кортежах личных авто по и без того задыхающейся от выхлопных газов столице, восстановить в стране противопожарную защиту хотя бы на уровне полувековой давности, наладить элементарное орошение полей, а не спихивать всё на идущие своим чередом природные процессы, которые к нашей расхлябанности и бесхозяйственности не имеют никакого отношения. Если установилось жаркое лето в стране, то это не значит, что всё должно гореть. Говорят, что в тридцатые и сороковые годы лето тоже бывало очень жарким, но пожаров не было. Почему? Как говорят те же старухи, "а потому что при Шталине дело было".

Многие наши передачи вообще как-то умиляют, когда столичный мозг пытается донести свои местечковые измышления до остальной России. Вот, например, передачка о моде, в которой один известный отечественный режиссёр "пугает" зрителя, как было страшно и жутко в несправедливый Застой! Это эпоху 70-х и начала 80-х так окрестили тогда же — видимо, не догадывались, что может наступить ещё и не такое. Эпоху, когда в России росли города, заводы, исправно работали все институты общества, люди получали зарплату и даже жильё. Теперь злопыхатели заявляют, что это было неидеально, негуманно, неправомерно и т.п.. Но сейчас-то вообще — никак. И вот известный режиссёр только потому осуждает советскую эпоху, что при ней нельзя было... модно одеться! Откуда он это взял — не нам судить. От себя могу сказать, что тогда россиянки умели шутя сшить любой костюм, связать любой "последний писк моды". Я смотрю на фотографии своих молодых родителей, дядей и тётей, их друзей, и я не вижу серости, которой нас теперь так пугают. Я вижу очень симпатичных и очень приятных людей, которые одеты просто замечательно: ни одного безвкусного платья, ни одного кособокого пиджака!

Но, по словам известного столичного режиссёра, народ ходил как единая "серая и тупая масса, невозможно было выделится из толпы". А сейчас, дескать, в России наступил такой бум моды, открываются бутики, любой может себе и пальто купить, и даже брюки, а ему-то, бедолаге, сестра пальто шила, перелицовывая своё старое! И это говорит человек, который выделился-таки "из толпы и однообразной серой и тупой массы"! Но не цветистыми шмотками, а своим талантом, своими работами, которые знают по обе стороны Атлантики. А когда стране талант и ум не нужен, то там, конечно, выделиться можно только нестандартным внешним видом — другого-то нет ничего. В Европе вон народ тоже не особо цветисто одет, и ничего — никого особо не коробит. Почти каждый европеец одет как Шарапов в пятой серии "Места встречи...": пальтишко серенькое, кепчонка чёрненькая, брючишки там, ботиночки, всё неброско и даже скупо. Выделяйтесь из толпы своим личным обаянием и культурой, товарищи! Если вам так уж страшно в толпе.

Источник: «Точка.ру»
http://kprf-irk.ru/world/717-natalya-gorskaya-transportnoe-proklyatie.html

Tags: город, политика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments