Павел Петрович (pavel_petukhov) wrote,
Павел Петрович
pavel_petukhov

Categories:

Современный взгляд на цивилизационный подход (к 190-летию Н.Я. Данилевского)

01
Мой доклад на сегодняшнем (вернее, уже вчерашнем) "круглом столе" по Данилевскому.

(КИТ - это, если что, "культурно-исторический тип").

10 декабря исполнилось 190 лет со дня рождения известного русского мыслителя Н.Я. Данилевского (1822-1885). Именно он в своей книге «Россия и Европа» заложил основы цивилизационного подхода к истории человечества, который в 20 в. был развит в работах таких западных философов и историков, как О. Шпенглер («Закат Европы»), А. Тойнби («Постижение истории») и С. Хантингтон («Столкновение цивилизаций»). Одним из первых последователей Н.Я. Данилевского можно считать К.Н. Леонтьева. В XX веке цивилизационный подход нашёл своих продолжателей в лице евразийцев во главе с такими видными мыслителями, как Н.С. Трубецкой, П.Н. Савицкий и Л.П. Карсавин. Во второй половине столетия крупнейшим представителем своеобразно понятого цивилизационного подхода в России (СССР) стал Л.Н. Гумилёв. Этого же подхода в различных интерпретациях придерживаются многие современные авторы, прежде всего патриотического направления.

***

Николай Яковлевич Данилевский родился в Орловской губернии, принадлежал к дворянскому роду, основатель которого в 17 веке бежал из польской Украины в Россию. Его отец был генералом, участником Отечественной войны 1812 г. Сам Данилевский учился в Царскосельском лицее, затем на факультете естественных наук Санкт-Петербургского университета. В 1849 г. он был арестован по делу петрашевцев, поскольку был активным участником кружка и выступал на собраниях с докладами о теории Фурье. Следственной комиссией он был оправдан, но был выслан из Петербурга в Вологду и до 1856 г. находился под надзором полиции. Работая в департаменте сельского хозяйства, занимался исследованиями климата, условий рыболовства и т.д. С 1857 г. служил в Министерстве государственных имуществ, имел чин тайного советника. Умер Данилевский в 1885 году во время экспедиции в Армению, похоронен в Крыму, где у него было имение.

Основной теоретический труд Данилевского «Россия и Европа» был написан во второй половине 60-х гг., отдельным изданием вышел в 1871 г. и получил значительную известность в России.
Другой его большой труд, «Дарвинизм», остался незаконченным и был частично опубликован в год смерти автора. Также он написал ряд научных и публицистических статей, которые были изданы Н.Н. Страховым – пропагандистом его теории.

***

Славянофильская доктрина впервые чётко противопоставила Россию Западу. Но критерии для такого противопоставления лежали по большей части в моральной области. К.С. Аксаков писал: «В основании государства Западного: насилие, рабство и вражда. В основании государства Русского: добровольность, свобода и мир. Эти начала составляют важное и решительное различие между Русью и Западной Европой и определяют историю той и другой». Противоборство России и Запада, таким образом, возводилось к различию духовных основ – православия, сохранившего всю чистоту первоначального христианства, и католичества, рационалистического и породившего в итоге все современные европейские беды. Но к принципу конфессиональному славянофилы довольно искусственно добавили заимствованный из Европы принцип национальный, чем усложнили свою концепцию (потому что, как известно, многие православные – не славяне и многие славяне – не православные). Славянофилы находились под влиянием гегелевского учения об «исторических» и «неисторических» народах, но Гегель видел «венец» развития в современной ему Германии, а славянофилы, если говорить упрощённо, поставили на её место Россию и славянство.

Идеи Данилевского стали новой фазой в развитии славянофильской концепции, но упорядочили её и дали теоретическое обоснование в рамках гуманитарной науки. Моральный критерий у него ещё сохраняется (католичество, по его словам, «ложная форма христианства», «продукт лжи, гордости и невежества»), но ему уже не придаётся определяющего значения.

«Дело в том, – пишет Данилевский, – что Европа не признаёт нас своими. Она видит в России и славянах вообще нечто ей чуждое, а вместе с тем такое, что не может служить для неё простым материалом, из которого она могла бы извлекать свои выгоды». Таким образом, Данилевский, говоря о «бессознательном чувстве, историческом инстинкте», подходит к понятию комплиментарности, которое стал применять для характеристики межэтнических отношений Л.Н. Гумилёв. Если в отношениях между народами это взаимное тяготение присутствует – они составляют один суперэтнос или КИТ.

Европа и славянство противопоставляются друг другу не потому, что первая – «плохая», а второе – «хорошее», а потому, что они просто составляют разные культурно-исторические типы. Это понятие лежит в основе того, что также называется «цивилизациями» (по Шпенглеру и Тойнби), «особыми мирами» (по Трубецкому) или «суперэтносами» (по Гумилёву). В принципе, все эти термины можно считать взаимозаменяемыми.

Важно, что Данилевский отрицает значение «общечеловеческих ценностей», которые сейчас нам активно навязываются. По его словам, понятие «народного» шире «общечеловеческого», потому что включает его в свой состав. В то же время он противопоставляет «общечеловеческому» «всечеловеческое», которое, наоборот, охватывает всё то своеобразное, что существует в человечестве. Именно в этом значении понимал это слово Достоевский, когда говорил о «всечеловечности» русского человека и русской культуры (кстати, Достоевский назвал «Россию и Европу» «настольной книгой каждого русского»).

С другой стороны, отдельные народы Данилевский характеризует как «органы человечества, посредством которого заключающаяся в нём идея достигает в пространстве и во времени наибольшего разнообразия, возможной многосторонности осуществления».

Данилевский критикует ту схему «борьбы Востока и Запада», которую даёт с западнических позиций историк С.М. Соловьёв: борьба России со Степью являлась частным случаем борьбы Запада (цивилизации Моря) с Востоком (цивилизацией Степи). По мнению Данилевского, эта концепция бессмысленна, потому что мы можем более-менее чётко определить Запад (но, опять же, Россия и славянство в него не входят), но Восток совершенно неопределим и состоит из множества разнородных КИТов. Европа – понятие не географическое, а этнографическое и культурно-историческое и синонимично «германо-романскому» миру.

Среди других КИТов, существовавших или существующих, Данилевский выделяет: египетский, китайский, древнесемитический (ассиро-вавилоно-финикийский), индийский, иранский, еврейский, греческий, римский, новосемитический (аравийский). Причём разные КИТы достигали наибольших успехов в разных сферах человеческой деятельности. Таких сфер Данилевский выделяет четыре – религиозная, культурная (включая сюда искусство, науку и технику), политическая и экономическая. Еврейская цивилизация воплотила исключительно религиозную сторону жизни, греческая – культурную, римская – политическую. Таким образом, эти КИТы – одноосновные. Мусульманский мир Данилевский в этом рассуждении почему-то вообще проигнорировал. Западная же европейская цивилизация – двуосновная: её достижения велики в политике и культуре, но в области религии она отошла от Православия и тем самым деградировала, а в экономической сфере не смогла разрешить социального вопроса, лишив большую часть населения земли и вообще средств производства.

В этом отношении более перспективна славянская цивилизация, которая, по Данилевскому, ещё только формируется: она содержит религиозную истину православия, могущественна политически (в лице Российской империи), имеет все основания для культурного расцвета и, наконец, в экономическом плане основана на крестьянской общине, которая может стать зародышем более справедливого общественного устройства.

***

Конечно, нельзя не отметить некоторой искусственности системы Данилевского (хотя сам он подчёркивал именно её «естественный» характер). В основу деления на КИТы Данилевский кладёт этнический принцип. Каждый КИТ, по его словам, составляют народы одного этнического корня, и его признаки в полной мере не могут передаваться другим. Но уже говоря о «германо-романском» КИТе, он сам несколько нарушает эту схему: получается, что одна цивилизация базируется на двух, хоть и отдалённо родственных, языковых группах. Если мы продолжим эту нить рассуждений, то увидим, что мусульманская цивилизация, единство которой вряд ли может вызвать сомнения, базируется уже на трёх, причём совершенно не родственных, языковых группах – семитской, иранской и тюркской. Индийская (индуистская) цивилизация в равной степени характерна для народов индоарийской и дравидийской групп. Восточноазиатская (китайская) цивилизация распространилась на Японию, Корею и Вьетнам.

Да и сам Данилевский, говоря о славянстве, всегда вынужден делать оговорку в отношении поляков, которых (особенно шляхту и католическое духовенство) он воспринимает как «предателей славянства», подвергшихся чрезмерному воздействию Европы и противопоставивших себя всему остальному славянскому миру.

Позднейшие представители цивилизационного подхода, начиная уже с К.Н. Леонтьева, отказались от отождествления КИТов с этническими или языковыми группами и ввели другие критерии.
Мы же используем для определения цивилизации то определение нации, которое дал И.В. Сталин: «Нация есть исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры».

Итак, цивилизация есть исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности территории, экономической жизни и сходства психического склада, проявляющегося в общности культуры. Язык из этого определения выпадает, но надо отметить, что для каждой цивилизации в традиционном обществе было характерно господство одного «сакрального» языка, которым владело образованное меньшинство и на основе которого создавалась культурная общность. Это латынь для Европы, арабский для мусульманского мира, санскрит для Индии, китайский для Восточной Азии. В Европе нового времени также получили распространение «общецивилизационные» языки – сначала французский, затем английский.

Основу цивилизации составляет территориальная общность, и в признании этого факта особенно велики заслуги классических евразийцев, а также Л.Н. Гумилёва, который, как известно, был не только историком, но и географом. Для каждой территории характерно свой сочетание природных зон. Европа расположена на «полуострове», окружена морем и имеет влажный климат, пригодный для земледелия. Мусульманский мир базируется на сочетании пустынь и плодородных речных долин и оазисов и тоже окружён морями: отсюда особенности его экономики в Средние века – сочетание кочевого скотоводства, земледелия и обширной торговли, благодаря которой возникли крупные города (в Европе Средних веков таких городов не было, поскольку она находилась на окраине тогдашней Ойкумены). В Индии и Восточной Азии основа экономики – интенсивное земледелие в зоне муссонов. Наконец, Россия (Евразия в тесном смысле слова) лежит вдалеке от морей (то есть торговля для неё относительно малозначима) и базируется на взаимосвязи лесной и степной зон.

Географическая и экономическая самостоятельность каждой из цивилизаций ведёт и к их психологической обособленности, а в традиционном обществе она выражается через принятие определённой религии. Этот признак мало связан с этнической принадлежностью того или иного народа.

К примеру, такой незначительный признак, как «филиокве», положил начало тысячелетнему разделению христианства на православную и католическую ветви. Граница между ними оформилась в общих чертах уже к концу 10 века и сохраняется до сих пор практически неизменной, обозначая границу между европейской и евразийской цивилизациями. Более сложные границы у мусульманского мира: мусульманские народы живут и в пределах других цивилизаций – России-Евразии и Индии. Но золотоордынский проект во многом провалился именно потому, что положил в основу религию другой, соседней цивилизации и вынужден был уступить в пределах Евразии проекту русскому, православному. В Индии же мусульманское завоевание породило (в терминологии Гумилёва) цивилизационную «химеру» и сделало её беззащитной перед вторжением европейских колонизаторов. Впрочем, границы цивилизаций с кочевым миром Центральной Евразии всегда оставались условными и изменчивыми.

Также надо отметить тенденцию некоторых внутренних областей внутри каждой цивилизации к религиозному обособлению. В Европе это возникновение протестантизма, который охватил в основном территории, не соприкасающиеся с внешней границей Европы. В мусульманском мире это победа шиитов в Иране и Ираке, то есть тоже в глубине данной цивилизации. В то время как государства, защищающие свои цивилизации от внешних врагов или осуществляющие экспансию, сохраняют господствующий вариант религии (католицизм в Испании, Австрии и Польше, суннизм в Турции и Пакистане).

***

Данилевский по-прежнему, как и славянофилы вслед за Гегелем, делит народы на исторические и неисторические, причисляя к последним дикарей, кочевников и «этнографический материал» вроде финнов, но отказывается от линейной схемы прогресса. В то же время и в этой части его схемы сохраняется противоречие: культурно-исторические типы существуют независимо и параллельно друг другу, имеют собственные стадии развития, что позволяет Данилевскому отказаться от классической периодизации мировой истории: развитие каждого КИТа проходит через древнее, среднее и новое время. Но в то же время на современном этапе истории господствует европейский (германо-романский) КИТ, а славянскому КИТу он отдаёт будущее. Таким образом, общая схема истории человечества всё же сохраняется, причём именно в славянофильской интерпретации…

Мы же постараемся несколько «реабилитировать» традиционное деление на Древний мир, Средние века и Новое время, находясь при этом строго в рамках цивилизационного подхода.

Римскую империю можно рассматривать как вариант глобализма, только, в силу объективных причин, охватившего не весь земной шар, а только бассейн Средиземного моря – тогдашнюю Ойкумену. По многим признакам она сходна с современной глобальной Западной цивилизацией. Римская империя уничтожила прежние этнические миры и создала на их месте массу «общечеловеков», лишённых прежней культуры и в полной мере не усвоивших культуры римской.

Символическим моментом начала Средневековья считается свержение последнего римского императора в 476 г., и мы не будем отходить от этой традиции. 6-10 века – время формирования классических цивилизаций в пределах Евразии (в широком смысле слова), установления их границ – соответствует раннему Средневековью. В эту систему цивилизаций влились и те, до которых рука Рима не дотянулась – Китай и Индия. Они сохранили преемственность с древними этническими мирами и сохранили прежние религии (хоть они и подверглись некоторым изменениям). Цивилизации же, выросшие на развалинах Рима, приняли новые религии, различные формы монотеизма: католицизм, православие и ислам.

Крещение Руси (почти одновременно произошло принятие христианства Польшей и Венгрией), а также раскол Церкви на православную и католическую можно считать началом «классического Средневековья», классической системы цивилизаций на континенте Евразии. Полностью сформировались Европа, исламский мир, Индия, Китай. Формирование евразийской цивилизации на огромных пространствах ещё продолжалось, но её западная граница была чётко определена. В Юго-Восточной Азии формировалась буддистско-хинаянистская цивилизация Индокитая, но этот процесс осложнялся сильными влияниями Китая, Индии и ислама и так и не был завершён до появления европейцев.

Конец Средневековья – открытие Колумбом Америки (1492 г.) и начало европейской колониальной экспансии по всему земному шару. Этот процесс привёл к формированию современного глобального мира, который пытается уничтожить отдельные цивилизации, как это делал древний Рим с этническими мирами. Таким образом, все три этапа длились по 500 лет, и завершением третьего этапа можно считать уничтожение Советского Союза в ходе «холодной войны». Но сейчас мы видим рост сопротивления глобализму в Латинской Америке и мусульманских странах, экономические достижения Китая. Так что, возможно, говорить об окончательно сформировавшемся глобальном капиталистическом мире пока не приходится.

Во всяком случае, если подходить с позиций цивилизационного подхода к капиталистической формации, можно сделать вывод, что она появилась не за счёт внутренних резервов самого западного общества, а исключительно за счёт европейской экспансии в Америку, Азию и Африку и ограбления колоний и зависимых стран. Запад, как говорится, выстраивал себя из материала колоний.

Поэтому распространение капитализма в его развитых формах на весь земной шар было невозможно по сути. Он всегда должен был оставлять для себя эксплуатируемую периферию. Ясно, что это вызывало и вызывает сопротивление окраинных цивилизаций, которое принимает различные формы и разные идеологические обоснования – от религиозно-консервативного до социалистического (в формах марксизма или неонародничества), а также их сочетания.

Для России наиболее успешный опыт сопротивления глобализму – это опыт Советского Союза. Именно Советский Союз в значительной мере стал воплощением идей Данилевского, впервые в истории объединив всех славян. Недаром Сталин открыто провозгласил, что большевики – это новые славянофилы.

Причём даже географические границы социалистического блока довольно точно совпадали с границами предлагаемой Данилевским Всеславянской федерации, в которую должны были войти, помимо всех славян, также греки, румыны и венгры, а также Константинополь. Правда, реализовалась эта идея с двумя поправками (если говорить только о западных границах): в состав Восточного блока вошла часть Германии (ГДР), но не вошли Греция и Константинополь (Турция). Последнее, безусловно, сыграло очень негативную роль в геополитическом противостоянии, сковав силы СССР и помешав распространению его влияния на Юге и в Средиземноморье.

Но опыт Восточного блока показал и другое: представления Данилевского об основополагающей роли этнических, языковых принципов оказались неверными. Антирусские настроения в Польше и Чехословакии за период социализма не только не исчезли, но даже усилились, несмотря на все достижения социалистической экономики, высокий уровень жизни и отсутствие какого-либо культурного гнёта со стороны русских (наоборот, в Восточной Европе был обеспечен культурный расцвет). События 1968 года в Чехословакии, 1980 года в Польше, а затем «бархатные революции» показали, что народы этих стран не воспринимали себя как часть одной с русскими «славянской» цивилизации, а, подобно немцам и венграм, тяготели к Европе. Ещё раньше произошёл откол Югославии, где хорватско-словенское влияние (а Тито был по происхождению наполовину хорватом, наполовину словенцем) возобладало над сербским, то есть католическое, западное – над православным, восточным.

Но, если следовать терминологии Данилевского, в Советском Союзе был реализован не четырёхосновный, а трёхосновный культурно-исторический тип. В полном соответствии с его предсказанием русская цивилизация достигла расцвета в областях политической (мощное государство, одна из двух сверхдержав планеты), социально-экономической (могучая и эффективная социалистическая экономика, опирающаяся на общинные традиции, социальная защита населения, рост продолжительности жизни и здоровья) и культурной (высокий уровень образования, развитие науки, поддержка различных форм национальной культуры и искусства – от фольклора до классики и современных форм). В то же время четвёртая основа о которой говорил Данилевский, – религия – не получила в рамках Советской цивилизации своего развития, что отчасти и обусловило её психологическую беззащитность против западного влияния на позднем этапе существования советского строя.

Словно отвечая современным теоретикам «конца истории» во главе с Фукуямой, Данилевский писал, что опасность заключается во всемирном господстве одного КИТа: «Это было бы равнозначительно прекращению самой возможности всякого дальнейшего преуспеяния или прогресса в истории внесением нового миросозерцания, новых целей, новых стремлений». Это «лишило бы человеческий род одного из необходимейших условий успеха и совершенствования – элемента разнообразия».

И с этим нельзя не согласиться.
Tags: история, статьи, теория
Subscribe

  • Москва, часть 10 (15 октября 2020)

    В заключительной части рассказа об осенней Москве мы в собственно Москву (в пределах МКАДа) не будем даже заглядывать, а совершим прогулку в районе…

  • Москва, часть 9 (14 октября 2020)

    В прошлой части мы закончили прогулку по Лефортово и прилегающим районам центральной части Москвы. Оттуда я отправился в Петербург, но об этом позже,…

  • Москва, часть 8 (9 октября 2020)

    Сегодня – окончание прогулки по Москве, к востоку от центра, перед отъездом в Питер. Пройдём по Золоторожскому валу, немного по Николоямской улице и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment