Павел Петрович (pavel_petukhov) wrote,
Павел Петрович
pavel_petukhov

Categories:

Кандидат из табакерки

На минувшей неделе определился, наконец, список кандидатов, претендующих на пост Президента России. Теоретически он может ещё корректироваться, но только в сторону уменьшения (как говорила госпожа Белладонна: «Меньше – можно, больше – ни-ни!»). Отказ в регистрации под предлогом неправильного оформления подписных листов получили выдвиженец «Яблока» Григорий Явлинский и губернатор Иркутской области Дмитрий Мезенцев. Предвыборную гонку продолжают лидер КПРФ Геннадий Зюганов, лидер ЛДПР Владимир Жириновский, лидер «Справедливой России» Сергей Миронов, «олигарх» Михаил Прохоров и премьер-министр, выдвиженец «Единой России» Владимир Путин.

Конечно, ни один разумный человек не поверит, что Явлинскому и Мезенцеву (так же, как многим другим кандидатам на более ранних этапах) отказали из-за каких-то технических моментов. ЦИК, находящийся под полным контролем Кремля, регистрирует или не регистрирует кандидатов исходя только из политической целесообразности. И если кандидаты от парламентских партий (КПРФ, ЛДПР, «Единая Россия», «Справедливая Россия») по закону получают регистрацию автоматически, без сбора подписей, то в отношении самовыдвиженцев и кандидатов от мелких партий царит полный произвол.

Итак, каковы причины снятия с предвыборной гонки Явлинского и Мезенцева? Первая причина общая – чем меньше кандидатов, тем лучше для Путина и тех сил, которые за ним стоят. Власть стремится провести выборы по инерционному сценарию, в один тур, чтобы не допустить консолидации во втором туре оппозиционных избирателей вокруг единого кандидата (а таким кандидатом, судя по всему, станет Г.А. Зюганов). По этой причине сняли с выборов и Леонида Ивашова, и Бориса Миронова, и Эдуарда Лимонова, и других самовыдвиженцев. Конечно, они отобрали бы у Зюганова часть голосов, но что толку? Во втором туре все эти голоса вновь к нему бы вернулись. К тому же чем больше кандидатов, чем более конкурентными становятся выборы, тем больше к ним интерес населения – а этот интерес явно недружественный для действующей власти. А так – меньше оппозиционных избирателей придут на выборы и больше шансов, что Путину (разумеется, задействовав все механизмы фальсификации и применения административного ресурса) смогут «натянуть» больше 50%. Хотя очевидно, что на честных выборах такого результата ему не видать.

Но есть и ещё одна причина. Дело в том, что в России наблюдается некий «ренессанс» либеральной идеи. Это показали, к примеру, декабрьские митинги в Москве, на которые выходили в значительной степени приверженцы этих взглядов. Страну охватило «оранжевое настроение», которое, как казалось несколько лет назад, в России совершенно невозможно (после того, как мы увидели, к чему «оранжевая революция» привела Украину). Но за 8 лет отсутствия либеральных партий в парламенте страна «отдохнула» от них, и теперь в глазах части населения, особенно в крупных городах, либеральная идея выглядит, во всяком случае, привлекательнее, чем «путинская стабильность». (То, что весь социально-экономический курс страны по-прежнему контролировался либералами-западниками, сидящими в правительстве, в расчёт при этом не принимается – ответственность за действия исполнительной власти ложится исключительно на её главу В.В. Путина, а его имидж далёк от либерального).

Этот процесс активно используется Кремлём в своих интересах. И Явлинский, и Мезенцев претендовали на либеральный электорат – а значит, растягивали голоса и мешали основному «либеральному» кандидату, на которого сделали ставку в Кремле – Михаилу Прохорову.

Этого «политического деятеля», как мы помним, стали активно раскручивать в прошлом году, когда он сначала выступил с заявлениями о необходимости увеличения рабочей недели до 60 часов, а потом на волне ажиотажа от этого события решил «купить» бесхозную партию «Правое дело». Идейные либералы тогда сочли, что возглавить её Прохорову поручили в Кремле, чтобы тем самым опозорить и дискредитировать либеральную идею. Но прошло три месяца, и те же либералы оплакивали Прохорова, который в результате интриг того же Кремля был снят с поста партийного лидера. Тем самым был создан образ «сильного оппонента», которого якобы испугались и решили «задвинуть». Этот образ работает и сейчас, несмотря на явное благоволение Кремля, без которого Прохоров не оказался бы в числе кандидатов в президенты.

Но основной избиратель Прохорова – не «идейные либералы», голосовавшие 4 декабря за «Яблоко» (то есть та часть интеллигенции, которая пока не смогла избавиться от антикоммунистических предрассудков). Эти люди всё-таки, как правило, довольно образованны и задумываются о судьбе страны, и большинству из них понятно, что Прохоров – никакой не «демократ» и вообще не политик, а бизнесмен, который в политике решает свои, чисто экономические вопросы. Скорей уж эти люди проголосуют за Г. Зюганова, как единственного кандидата от настоящей оппозиции (пусть они и не являются сторонниками коммунистической идеи), либо за С. Миронова (идейно он, как правый социал-демократ и западник, гораздо ближе к либералам, а его партия в значительной степени состоит из бывших «яблочников», но ему мешает то, что до недавнего времени он считался верным человеком Путина и во всём поддерживал линию партии власти). В любом случае, за сомнительного миллиардера многие из них голосовать не станут ни при каких обстоятельствах.

У Прохорова есть другой «резерв». Это часть молодёжи, которая о политике вообще не думает, на выборы, как правило, не ходит и, во всяком случае, не сможет объяснить свой выбор рационально. Они просто не задумываются о возможных последствиях победы «их» кандидата ни для страны, ни лично для себя. Эта часть электората похожа на электорат ЛДПР, но если поклонники Жириновского концентрируются в небольших городах и на рабочих окраинах, то приверженцы Прохорова – это жители больших городов, считающие себя довольно «продвинутыми», как правило, неплохо зарабатывающие и в целом довольные жизнью. Но и те, и другие в равной степени не «заморачиваются» никакими рациональными доводами.

Голосование за Прохорова – это голосование не за программу, не за идею, не за конкретные перспективы будущего (кстати, сам Прохоров, объявив, что его правительство может возглавить Алексей Кудрин, тем самым дал понять, что никаких изменений в социально-экономическом курсе – во всяком случае, в лучшую сторону, – не планируется). Голосование за Прохорова – это голосование за «образ», «имидж». В данном случае это искусственно созданный образ «успешного человека», который «живёт в своё удовольствие», развлекается на курортах с девушками, в 46 лет не женат, бездетен («чайлдфри»), в общем, являет собой идеал для многих офисных сидельцев. Голосуешь за такого кандидата – и на тебя словно снисходит часть его «успешности», его «благодати», твоя самооценка магическим образом повышается. Ты, причастный к такому высшему существу, уже не чувствуешь себя «лузером».

Политическая технология, по которой раскручивают Прохорова, один в один списана с современной рекламы. В ней, как правило, ничего не говорится о самом товаре, его полезности для потребителя, – рекламируется не товар, а «бренд». Как пишет публицист Татьяна Воеводина: «Сегодня всё меньше рекламы, упирающей на реальные свойства рекламируемых предметов (сладкий, вкусный, тёплый, быстрый) – это прошлый век. Сегодня говорят о “правильном пиве”, о будущем, которое “зависит от тебя” - т.е. о предметах виртуально-престижных. Кому охота пить неправильное или не контролировать своё будущее? Вот именно! Значит, надо покупать».

Именно на «идеального потребителя брендов» и рассчитан образ Прохорова как кандидата в президенты. Разумеется, такие люди пока ещё не составляют большинства нашего населения, а тем более большинства приходящих на выборы. А другие за Прохорова не станут голосовать ни при каких обстоятельствах.

Именно это – самое ценное для Кремля. Прохоров безопасен, у него нет шансов на победу на выборах, его возможная поддержка имеет свой «потолок», выше которого никогда не поднимется.

Поэтому Прохорова и вытягивают всеми силами на второе место. Да, конечно, Путин стремится победить уже в первом туре, но шансы на такой исход становятся всё более призрачными, недовольство народа растёт, особенно после откровенных и массовых фальсификаций на выборах в Госдуму. И вот на случай второго тура и нужен такой кандидат, как Прохоров.

В случае выхода во второй тур Путина и Прохорова шансы последнего будут равны нулю, причём «кремлёвским» не понадобятся даже никакие фальсификации: Путин при таком раскладе наберёт не меньше 70%, поскольку сторонники левых и патриотов или не придут на выборы, или испортят бюллетени, понимая, что в данной ситуации, как говорил И.В. Сталин, «оба хуже». За Прохорова может проголосовать только часть «приколистского» электората Жириновского, но никак не избиратели, голосующие за Зюганова или Миронова.

Аналогичная ситуация была бы в случае выхода во второй тур Жириновского: здесь Путин без всяких ухищрений набрал бы те же самые 70%. Но активно пиарят именно Прохорова, потому что он – новое лицо в политике, его легче раскрутить до определённых показателей. Кроме того, вероятно, его готовят и к будущей политической карьере как лидера «новой правой» партии. Политическому монополизму «Единой России» в ближайшее время, причём независимо от исхода выборов, приходит конец, и власть стремится внедрить в России «двухпартийную систему» по европейскому образцу, где была бы «левая нога» (она уже есть – это «Справедливая Россия») и «правая нога» (то есть будущая либеральная партия), а консервативная партия, которую будут создавать их осколков «Единой России», будет балансировать между ними. Это придаст системе устойчивость и исключит, как кажется кремлёвским сценаристам, приход к власти несистемных сил, прежде всего КПРФ.

Таким образом, Кремлю нужен Прохоров, который вместо Зюганова вышел бы во второй тур и там героически проиграл Путину. А вот второй тур с участием Путина и Зюганова – это самая опасная для режима ситуация. Дело в том, что в России фактически существуют две страны. Первая Россия, нищая и провинциальная, голосовала за Зюганова в 1996 году. Вторая Россия, городская, зажиточная и «продвинутая», голосовала в большинстве своём за КПРФ в 2011 году. Таким образом, неприятия КПРФ и её лидера нет ни в одной из этих больших социальных групп, и объединение этих двух «Россий» означало бы уверенную победу Зюганова на президентских выборах. Конечно, при условии достаточной активности избирателей.

И вот, чтобы не допустить этого объединения и сохранить нынешний режим, Кремлю и понадобился «кандидат из табакерки» – Михаил Прохоров.

Павел Петухов, г. Иркутск
http://кпрф-иркутск.рф/2012/01/%d0%ba%d0%b0%d0%bd%d0%b4%d0%b8%d0%b4%d0%b0%d1%82-%d0%b8%d0%b7-%d1%82%d0%b0%d0%b1%d0%b0%d0%ba%d0%b5%d1%80%d0%ba%d0%b8/
Tags: выб2012, либерализм, правые, статьи
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments