Павел Петрович (pavel_petukhov) wrote,
Павел Петрович
pavel_petukhov

Categories:
  • Music:

«Оранжевый» декабрь

Дописал-таки, пользуясь новогодними каникулами, комментарий по "декабрьским событиям".

«Оранжевый» декабрь. Часть 1

В декабре произошло много интересных событий.
Например, 8 декабря 1991 года, наплевав на волю народа, проявленную на референдуме о сохранении Советского Союза, трое высокопоставленных преступников ликвидировали наше государство. А 12 декабря 1993 года на сомнительном референдуме, состоявшемся сразу после расстрела всенародно избранного парламента, была принята конституция, по которой мы с вами до сих пор живём. Конституция глубоко антидемократическая, предоставляющая президенту совершенно невообразимые полномочия и фактически отстраняющая народ от участия в политической жизни.

Декабрь 2011 года также ознаменовался важными событиями в жизни страны. 4 декабря прошли выборы в Государственную думу, результаты которых спровоцировали обострение политической ситуации, да такое, что впервые за много лет в обществе всерьёз заговорили о скорой смене власти и предстоящих коренных переменах.

Что же произошло?

Фактически в стране произошла узурпация власти. Фальсификации выборов – дело для «демократической» России самое привычное, они были и на первых думских выборах, прошедших одновременно с упомянутым – кстати, последним в стране на данный момент – референдумом о принятии конституции, и на всех последующих. Как и на президентских выборах 1996, 2000, 2004, 2008 годов, на выборах губернаторов, мэров и депутатов всех уровней.

Но впервые фальсификация оказалась столь значимой, что оказала влияние на конечный результат выборов. В 2007 году «Единая Россия» даже без вбросов бюллетеней и переписывания протоколов получила бы абсолютное большинство мест в Думе и возможность принимать какие угодно законы. Путин в 2000 и 2004 и Медведев в 2008 гг. всё равно победили бы, пусть и с гораздо меньшими результатами. Все в обществе понимали это, поэтому и не придавали фальсификациям большого значения.

Другое дело – нынешние выборы.

По официальным данным, «Единая Россия» набрала 49,32% голосов – чуть меньше половины от пришедших на избирательные участки, но именно столько, чтобы получить в Думе 238 мест из 450 и вновь оказаться в абсолютном большинстве.

В реальность этого результата в России не верит, пожалуй, никто. При взгляде на карту можно увидеть, что регионы страны разделились на две чётких категории – с «нормальными» и «аномальными» итогами выборов. В первой группе, к которой относится большинство русских областей и немногие национальные республики, явка несколько снизилась по сравнению с 2007 годом, а показатель «Единой России» упал очень существенно – на 20-30% – и составил от 30 до 40%, иногда чуть больше. Что касается крупных городов, то здесь за «партию власти» проголосовало лишь 25-30% от участников выборов. Во многих городах «единороссы» уступили первое место коммунистам; более того, не являются редкостью избирательные участки, где «Единая Россия» занимала третье и даже четвёртое место, находясь, таким образом, в одной весовой категории с такими партиями, как «Справедливая Россия» и ЛДПР (а в некоторых районах Москвы и Санкт-Петербурга – даже с «Яблоком»).



Иркутяне знают, что в нашем городе, как и в других крупных городах Иркутской области – Ангарске, Братске, Усолье-Сибирском, Шелехове – первое место на выборах заняла КПРФ, а «единороссы» получили очень скромный процент – от 22 до 33%. По области за счёт сельских районов лидирует «Единая Россия», у которой 34,9%, у КПРФ 27,8, у ЛДПР 17,3%. Эти цифры кажутся нам некой аномалией на общероссийском фоне – ведь в прошлом году, после побед в Иркутске, Братске и Ангарске, область неожиданно стала регионом «красного пояса», тогда как в других регионах России «партия власти» продолжала прочно удерживать свои позиции.

Но ничего «феноменального» в иркутских результатах нет. Если мы посмотрим на электоральную карту страны, то увидим, что в большинстве регионов – где не было заметных фальсификаций – выборы прошли примерно так же. В соседнем Красноярском крае «Единая Россия» набрала 36,7%, коммунисты 23,6, в Новосибирской области соответственно 33,8 и 30,3, в Омской 39,6 и 25,6, в Приморском крае 33,2 и 23,2.

Подчеркнём – это не отдельные случаи, которые можно объяснить «местной спецификой», какими-то личностными факторами (непопулярный губернатор и т.п.) Нет. «Местная специфика» сейчас играла, пожалуй, минимальную роль за всю историю российских выборов. От выборов к выборам показатели отдельных регионов становятся всё более ровными и похожими друг на друга.

То, о чём идёт речь – общая тенденция. Низкие результаты «Единой России» и победу КПРФ мы видим в противоположных точках российского пространства – в Калининграде и Владивостоке, в миллионниках – Новосибирске и Омске, в чернозёмных Воронеже и Орле, в Костроме и Кирове, Оренбурге, Пскове, Смоленске. В Екатеринбурге и Перми, Ярославле и Вологде, Архангельске и Рязани, Липецке и Твери, Томске и Барнауле, словом, по всей стране «Единая Россия» и КПРФ выступают в одной «весовой категории», «Справедливая Россия» приближается к ней, «Яблоко» почти достигает 7%-го барьера, а кое-где преодолевает его.

При этом в сельской местности другая картина – здесь «Единая Россия» уверенно лидирует, обгоняя КПРФ в среднем в два раза. Мы понимаем, как складываются эти результаты – за счёт давления на избирателей со стороны чиновников администрации и руководителей предприятий, за счёт массированной телевизионной обработки и за счёт того, что КПРФ и другие партии не в состоянии полностью обеспечить село ни своей агитационной продукцией, ни наблюдателями во время выборов.

И вот из сочетания этих результатов в городах и на селе складывается тот политический пейзаж, о котором шла речь – 30-40% за «Единую Россию» и 20-30% за КПРФ.

Но на общем фоне резко выделяются «аномальные» регионы, которые отличаются очень высокой явкой, очень высоким уровнем голосования за «Единую Россию» и, соответственно, очень низким – за другие партии. «Классическим» примером тут, кончено, являются республики Северного Кавказа, где подобные результаты «рисуют» на протяжении уже многих лет, начиная, по крайней мере, со второго тура президентских выборов 1996 г. Например, в Чеченской республике при явке в 99,51% за «Единую Россию», по официальным данным, проголосовало 99,48%. В Дагестане явка составила 91,08%, из них за «ЕР» 91,44, в Ингушетии соответственно 86,44 и 90,96, в Карачаево-Черкесии 93,2 и 89,84%.

Ненамного отстали от Кавказа республики Поволжья. В Татарии при явке 79,46% «ЕдРу» отдали голоса 77,83, в Башкирии – 70,5% из 79,25 проголосовавших, в Мордовии – 91,62% из 94,21. Заметим при этом, что если на Кавказе, в Татарии и Башкирии эти результаты можно попытаться списать на «особый менталитет», ислам, этнические традиции и т.п., то в Мордовии все эти факторы не работают: это регион с преобладанием русского населения, да и мордва в значительной степени русифицирована и по культуре и образу жизни не отличается от русских.

Если зона сплошных фальсификаций в национальных республиках начала формироваться ещё в ельцинские времена (хотя о 90-процентных результатах в каком-либо регионе Ельцину не приходилось и мечтать), то присоединение к ней русских регионов началось позже, при Путине. С каждыми новыми выборами «аномальные» результаты охватывают всё новые области и края, разрастаясь, как раковая опухоль, с юга на север.

Достаточно просто сравнить итоги выборов в соседних, примерно одинаковых по составу населения и уровню жизни регионах. В Рязанской области «Единая Россия» при явке 52,7% получила 39,79%, а в соседней Тульской при явке 72,78% – 61,32% (именно от Тульской области баллотировался теперь уже бывший спикер Госдумы Грызлов). В Самарской области «единороссы» получили 39,37% (заметим, что и этот результат вызывает большие сомнения из-за многочисленных нарушений), а в Саратовской – 64,89 (здесь список возглавлял высокопоставленный чиновник В. Володин). Движемся дальше вниз по течению Волги: в Волгоградской области у «медведей» 35,48%, а в Астраханской – 60,17 (причём явка в последней на обычном уровне – 56%, это значит, что тут не просто приписывали голоса «Единой России», но и отбирали у других партий, переписывая протоколы). В Ханты-Мансийском автономном округе на выборы пришли 54,84%, из них 41,01% проголосовали за «ЕР», а в соседнем Ямало-Ненецком, где всегда голосовали примерно так же, при явке 82,17% за «единороссов» отдали голоса 71,68%.

Явно не имеют отношения к реальности результаты голосования в Кемеровской (64,24% за «Единую Россию»), Тюменской (62,21%), Тамбовской (мистические 66,66%), Челябинской, Белгородской, Воронежской, Брянской, Пензенской, Ростовской областях, Краснодарском крае, республике Коми… Массовые фальсификации отмечены и в Нижегородской области, где, тем не менее, «медведям» не удалось получить удовлетворительного для них результата.

Наконец, в последние годы массовыми фальсификациями отмечены Москва и – в меньшей степени – Петербург, хотя это не помогло «единороссам» получить в этих городах хотя бы среднероссийские цифры. По оценкам, подтверждённым экзит-полами, в Москве результат «Единой России» был завышен приблизительно в два раза, реально составив около 27%. Примерно столько же она набрала и в Питере. Написали же соответственно 46,62 и 35,37%, в которые никто из жителей этих городов не верит.

Только за счёт этих регионов «Единая Россия» и получила те 49%, которыми она так теперь гордится. По оценкам специалистов, её реальный результат как минимум на 10% меньше и вряд ли дотягивает до 40%. То есть не менее 60% пришедших на избирательные участки высказались против политики правящей партии.

Но вряд ли и те 40% (а фактически – около 50%) избирателей, которые проигнорировали выборы, являются в большинстве своём приверженцами действующей власти. Конечно, можно представить себе и такую мотивацию: «Меня всё устраивает, менять ничего не хочу, а «Единая Россия» всё равно победит, поэтому и на выборы я не пойду». Но большинство «абсентеистов» не пришли на выборы по другим причинам: им просто неинтересная политика, есть «более важные дела», работа и т.п.

Немалое количество людей не пришло на выборы «в знак протеста» против политики властей, в том числе под влиянием пропагандистов бойкота – так называемой «несистемной оппозиции». Тут вспоминается высказывание из известного фильма: «Да, у него будет заворот кишок! В знак протеста!» Или не менее известная пословица: «Назло бабушке отморожу уши». Ведь вполне очевидно, что низкая явка на выборы выгодна прежде всего партии власти, которой за счёт этого (в сочетании с фальсификациями) и удаётся получать необходимое число голосов.

Если бы явка оппозиционных избирателей была более высокой, «Единой России» при сегодняшнем уровне фальсификаций не удалось бы получить абсолютного большинства, и она вынуждена была бы вступать в коалиции с ЛДПР или «Справедливой Россией». Конечно, такой вариант, как коалиция КПРФ, «СР» и ЛДПР, был бы очень маловероятным, хотя ничего невозможного нет.

Тем не менее, «партия власти» перестраховалась. А заодно вывела из-под удара своих сателлитов – ведь в случае создания коалиции вокруг «Единой России» эти партии несли бы полную ответственность за её политику, а это неминуемо привело бы к падению их рейтинга и переходу большинства оппозиционных избирателей к КПРФ.

Вспомним 2007 год, когда «Справедливая Россия» с трудом переползла 7%-ный барьер: тогда С. Миронов был председателем Совета Федерации, штамповал в этой должности все «единороссовские» законопроекты, и все его разговоры об «оппозиционности» вызывали лишь улыбку. Но в 2011 году «Единая Россия» освободила его от должности, и рейтинг «эсеров» подскочил почти в два раза: вероятно, именно для этого и провернули эту операцию (в связи с этим нельзя не подивиться наивности отдельных «экспертов», которые в связи с отставкой Миронова поспешили «похоронить» «Справедливую Россию»).

Вероятно, именно «Справедливая Россия» готовится на роль запасной «партии власти» при формировании в России двухпартийной системы европейского образца. Мечтал об этом ещё Ельцин, создавая в 1995 году правоцентристский блок «Наш дом – Россия» и левоцентристский «Блок Ивана Рыбкина». Тогда не получилось, а во время путинской нефтедолларовой «стабильности» от этой идеи на время отказались, решив консолидировать «элиту» вокруг одной партии – «Единой России».

И вот сейчас приходит время реанимации идеи двухпартийности. Итоги выборов-2011 показали, что подавляющее большинство населения не собирается больше оказывать поддержку «партии власти». А ведь цены на нефть пока держатся на высоком уровне, кризис ещё не достиг той фазы, при которой миллионы людей оказываются на улице, трубы лопаются, а дома рушатся. Всё это ещё впереди. И, конечно, власть к этой ситуации готовится, стараясь обезопасить себя.

Для «Единой России», как партии власти, эти выборы были последними. Пусть ей и удалось обеспечить себе большинство в парламенте, психологически она потерпела сокрушительное поражение. Сейчас главная задача власти – любым возможным способом протащить Путина в президентское кресло. А вот в следующем выборном цикле нам явно должны предложить другое политическое «меню», основанное уже на принципах «цивилизованной Европы», то есть с двумя главными партиями, мало чем по сути друг от друга отличающимися, но имитирующими принципиальное противостояние.

Итак, «Единая Россия» не получила большинства голосов избирателей, проиграла выборы, но, тем не менее, получила большинство мест в Госдуме. Именно поэтому мы имеем полную возможность говорить об узурпации власти и произошедшем в стране государственном перевороте.

Удивительно ли, что массы людей, у которых украли их голоса, выбором которых грубо пренебрегли, теперь выходят на улицы, требуют признания фальсификаций, наказания виновных и проведения новых выборов? В первых рядах протестующих – коммунисты, как главная партия оппозиции, у которой «увели», по крайней мере, 5% голосов (исходя из масштабов фальсификаций, реальный результат КПРФ должен был составить около 24-25%).

Что касается «Справедливой России» и ЛДПР, то эти – фактически прокремлёвские – партии, похоже, предпочли не отстаивать своих прав и удовлетворились теми процентами, которые им написали. «Эсеры» протестуют только по выборам в Санкт-Петербурге (где они фактически победили на выборах и в Госдуму, и в городское Заксобрание) и в Астрахани (где из-за фальсификаций лишился депутатского мандата известный «левый эсер» Олег Шеин).

Зато вместо «СР» и ЛДПР на улицы вышли сторонники так называемой «несистемной оппозиции», то есть такие персонажи, как Б. Немцов, М. Касьянов, Э. Лимонов, С. Удальцов и им подобные. С чего вдруг эти силы озаботились честными выборами – непонятно: ведь во время предвыборной кампании они активно призывали к бойкоту или порче бюллетеней, то есть фактически работали на победу «Единой России». (Это простая арифметика: чем меньше оппозиционно настроенных граждан придёт на выборы и проголосует за оппозиционные партии, тем выше будет конечный результат «партии власти»).

Таким образом, «несистемные» в едином строю с фальсификаторами добивались того результата, который мы и получили: низкая явка + подтасовки = победа «Единой России». Чем же они сейчас недовольны?

(Окончание следует)

Павел Петухов, г. Иркутск


«Оранжевый» декабрь. Часть 2
И тут неизбежно возникает тема, которая муссировалась в России несколько лет назад, в 2005-2006 годах, а потом, казалось бы, сошла на нет, – тема «оранжевой революции» по украинско-грузинскому образцу. Очевидно, что для либерально-западнических сил и примкнувших к ним сомнительных левых и сомнительных националистов выборы и их итоги – лишь повод для собственного выступления в качестве активной политической силы. Задачи «оранжада» ставятся Западом, заинтересованным в создании в России такого режима, который полностью исключил бы возможность прихода к власти патриотических сил, и связанными с ним олигархическими кругами.

«Оранжевая революция» не направлена против существующего режима, как на Украине она не была направлена против власти Кучмы, а в Грузии – против власти Шеварднадзе. Наоборот, она вела к укреплению режима (при смене только «первых лиц») и нейтрализации подлинно оппозиционных сил, которым навязывался «выбор»: вставать на сторону действующей власти или на сторону «оранжевых». Выбор заведомо ложный, поскольку и та, и другая силы – одинаково враждебны народу, а их противостояние – в значительной степени имитация. Но результаты достигаются. На Украине поддержка Компартии в результате «оранжевых» событий скатилась с 20% до 3-5%, а народу приходится выбирать между кандидатами от той или иной олигархической группировки. Для кого-то «меньшее зло» – Янукович, для кого-то – Тимошенко или Яценюк, а о том, что может быть не только зло, но и добро, никто уже не думает.

Что же касается внешней политики, то здесь «оранжад» оборачивается полной сдачей позиций и отказом от защиты национальных интересов. И это не удивительно: в отсутствие сильной патриотической оппозиции просто некому противостоять такому курсу. Место патриотов занимают силы «свергнутого» режима, который на фоне «оранжевых» начинает казаться населению чем-то относительно приличным. В случае чего им можно даже вернуть власть (при условии, что серьёзного изменения политики не будет), как это и произошло на Украине.

«Оранжевая революция» в России, безусловно, была бы выгодна транснациональной олигархии. Но для её реализации нужны не только финансовые ресурсы западных правительств и спецслужб, но и серьёзные силы внутри страны. В Грузии Саакашвили считался едва ли не официальным преемником Шеварднадзе, Ющенко был премьер-министром у Кучмы, блок под его руководством победил на выборах в Раду в 2002 году. «Серьёзные люди» стояли и во главе событий «арабской весны».

Есть ли среди отечественных либералов подобные фигуры уже сейчас? Кто знает, к примеру, Навального за пределами интернет-сообщества? Немцов, Касьянов, Каспаров и примкнувший к ним Кудрин более известны, но едва ли сколь-нибудь значительный процент оппозиционных избирателей видит в них своих потенциальных лидеров. На выборах 2007 года либерально-западнические партии в сумме получили меньше 4% голосов, да и в лучшие для них времена редко достигали уровня поддержки в 10-15%. Конечно, это не показатель – многие граждане либеральных взглядов предпочитают не ходить на выборы. Но ведь и их идейные противники не все появляются на избирательных участках. Итоги же выборов 2011 года однозначны: за либералов («Яблоко» и «Правое дело») в сумме проголосовали те же 4%, а за партии левого и патриотического толка, пусть даже «Справедливая Россия» и ЛДПР только эксплуатируют эти идеи, – около 45%.

То есть у «оранжевых» просто нет в России социальной базы, нет популярных лидеров, за которых мог бы проголосовать избиратель, нет и программы, которая могла бы найти понимание в обществе. На Украине и в Грузии можно было выехать на антироссийских настроениях, но как обеспечить поддержку откровенно антирусским силам внутри самой России? Задача перед Западом стоит непростая.

Европарламент, западные лидеры, вроде Хиллари Клинтон, идеологи, вроде ныне покойного Вацлава Гавела, осудили фальсификации на российских выборах. Спрашивается, зачем? Было бы странно предполагать, что они всерьёз озабочены правами человека и свободой выбора, или что они вдруг захотели, чтобы к власти в России пришли коммунисты или национал-патриоты (как было бы в случае проведения действительно свободных выборов). Нет, их задача в другом.

Так ли глуп Запад, чтобы откровенно «сливать» оппозицию и способствовать «сплочению всех здоровых сил» вокруг Кремля? Ведь это совершенно неизбежный эффект от подобных заявлений. Вспомним высказывания Байдена о «нежелательности» выдвижения Путина в президенты. И что, это дало какой-то результат? Только тот, что Путин выдвинулся таки в президенты и может теперь разглагольствовать о кознях Запада, набирая на этом дополнительные очки.

Так же и сейчас. Во-первых, им необходимо дискредитировать российскую патриотическую оппозицию в глазах избирателя. Её одновременно пытаются представить и как часть проамериканского «оранжевого» проекта – тем самым разрушается её имидж в глазах патриотов, и как «соглашателей», которые отказались от участия в «деле народа» (которое делалось, к примеру, на Болотной площади) и сговорились с режимом – это делается для отталкивания от неё абстрактно-оппозиционного избирателя, пресловутых «раздражённых городских сообществ».

Во-вторых, им надо подготовить Путину смену. Уже шла речь о том, что нынешняя система власти явно себя изжила, и ей на смену, по задумкам «элиты», должно придти нечто, напоминающее западную «демократию». Но для этого надо вытеснить на обочину политической жизни те силы, которые стремятся не просто к косметическим реформам, а к коренному изменению системы, смене курса развития страны. В нашей стране в легальной политической жизни осталась только одна такая сила – КПРФ, поэтому против неё сейчас и направлен основной удар.

«Справедливая Россия», состоящая из проверенных властью кадров, должна стать «левой ногой», но должна появиться и «правая нога». Вероятно, власть рассматривает несколько вариантов, как и из кого её сформировать: это может быть и часть нынешней «Единой России» («либеральное крыло»), это могут быть и проолигархические силы во главе с Прохоровым и Кудриным, «массовкой» для которых должна стать «оранжевая» толпа. Все эти силы выращиваются на протяжении многих лет, но до последнего времени они находились в тени, а для их раскрутки нужно время.

На волне «оранжевого настроения» мы видим выдвижение на президентские выборы кандидатуры Михаила Прохорова. Дойдёт ли дело до его регистрации как кандидата, или собранные подписи будут забракованы – зависит только от воли Кремля. Шумиха вокруг его фигуры раздувается нешуточная, да и привлечение некоторой части электората к «куршевельскому» кандидату вполне возможно. Но насколько велик этот электорат? Возможно, «Правому делу», если бы во главе его остался Прохоров, удалось бы набрать 4-6% (чуть больше, чем у «Яблока»). Но, конечно, «весовая категория» этой партии всё равно была бы несопоставима с КПРФ и даже с ЛДПР и «Справедливой Россией».

Тем не менее, Прохоров мог бы стать для электората идеальной «страшилкой»: многие помнят его предложения по увеличению продолжительности рабочей недели, да и вообще образ олигарха, вдруг пришедшего в большую политику, несколько «демоничен». Если, предположим, во второй тур выйдёт Путин и Прохоров, победа Путина будет обеспечена автоматически: даже те, кто ненавидит действующую власть, проголосуют за него, чтобы избежать победы явно большего зла. Впрочем, либералы давно использовались путинским Кремлём именно в качестве «жупела»: в их задачу входило «оттенить» действующую власть, которая на фоне ельцинских времён и тех, кто этими временами восхищается, внешне смотрится более-менее прилично.

С другой стороны, выдвижение Прохорова – это риск. Вдруг он привлечёт именно те голоса, которые необходимы Путину для победы в первом туре? А ведь второй тур для нынешних кремлёвских хозяев – это кошмарный сон. В нём вокруг оппозиционного кандидата объединятся все недовольные, как это не раз показывала практика региональных выборов. Конечно, можно привести обратный пример – 1996 год, когда электорат Лебедя, Явлинского, Жириновского и других кандидатов разделился между Ельциным и Зюгановым примерно поровну, и Ельцину удалось победить. Но тогда в обществе царили совсем другие настроения: нагнеталась антикоммунистическая истерия, при помощи которой властям удалось не допустить победы кандидата от КПРФ.

Теперь же ничего подобного нет. За КПРФ уже сейчас голосуют именно те слои общества, которые в 90-е годы были сильнее всего пропитаны антикоммунизмом – интеллигенция и молодёжь. Они настроены наиболее оппозиционно. В других же социальных группах коммунисты никогда не вызывали неприятия. Поэтому потенциальный электорат Зюганова – практически весь народ, включающий как социалистически настроенное большинство, так и несоциалистическое, зато оппозиционное нынешней власти меньшинство.

Что же касается социальной базы Путина, то она сжимается на глазах. После фальсифицированных выборов его рейтинг ещё сильнее снизился, даже по сравнению с рейтингом «Единой России». Нет сомнения, что 4 марта нас ждут ещё более масштабные и беспардонные фальсификации, чем 4 декабря. Но не факт, что даже 20-25% фальсифицированных голосов во втором туре смогут «спасти гиганта мысли». Явка в нём может намного возрасти, поскольку многие не ходят на выборы, просто не веря в то, что их голос что-то решает. Такая острая ситуация, как выбор из двух полярных альтернатив, несомненно, подтолкнёт этих людей к участию, и голоса большинства из них достанутся явно не Путину.

В Кремле это прекрасно понимают, поэтому и боятся второго тура. Конечно, Прохоров был бы удобен как спарринг-партнёр (точнее, «мальчик для битья»), но шансы его на выход во второй тур мизерны. Все понимают, что вторым кандидатом, скорей всего, будет Г.А. Зюганов – гораздо более опасный соперник. Поэтому не исключено, что число кандидатов постараются сократить до минимума, не зарегистрировав никого из самовыдвиженцев и оставив только обязательных кандидатов от парламентских партий, которым для регистрации не нужно собирать подписи. Чем меньше кандидатов – тем больше шансов, что Путин, включив «чуровские» технологии, победит уже в первом туре.

Но Прохоров, если его и впрямь рассматривают как потенциального лидера «правой ноги», нуждается в раскрутке. Поэтому его сейчас и выдвигают, а отказ в регистрации только поможет создать образ «оппозиционера», которого Кремль якобы «испугался». Этот образ начал складываться ещё тогда, когда Прохорова убрали с поста лидера «Правого дела», но он нуждается в дальнейшем укреплении. Уже сейчас многие морально неустойчивые либералы провозглашают Прохорова «спасителем России», хотя прошлым летом воспринимали его как «могильщика либерализма в России».

Что касается ещё одного кандидата – губернатора Иркутской области Д. Мезенцева, – то его могут зарегистрировать, поскольку никаких голосов ни у кого он отобрать не сможет (за пределами Иркутской области его никто не знает, а в области – никто не любит). Зато Мезенцев, известный своими ультралиберальными и антисоветскими взглядами, поклонник «реформаторов» 90-х годов, может использоваться как агитатор против Зюганова. Его целевой аудиторией должна стать либеральная интеллигенция, в настоящее время голосующая за коммунистов по «оппозиционным» соображениям. А Мезенцев – кстати, профессиональный пиарщик – устроит для неё такую кампанию «Голосуй или проиграешь» в миниатюре, убеждая, что Путин в сравнении с коммунистами – меньшее зло. Именно в этом я вижу секрет выдвижения кандидатуры Мезенцева.

Таков антураж, в котором разворачиваются «оранжевые» события. Массовость московских акций, не говоря уже о других городах, даже отдалённо не напоминает то, что было в Киеве и Тбилиси. Настрой демонстрантов тоже далёк от украинско-грузинского, не говоря уже о киргизско-арабском варианте. Очевидно, что практически никто из вышедших на улицы сторонников либеральных партий не готов к активному противостоянию с властью, боевым столкновениям, арестам и «полной гибели всерьёз». Потусоваться на площади – одно дело, а погибать за свои убеждения – совсем другое. Поэтому все акции так быстро и незаметно прекратились накануне Нового года, когда люди занялись более важными для них делами – покупкой подарков, например.

Зато шума было очень много, а будет ещё больше – в феврале нам обещана вторая серия «оранжевого» сериала. Как раз накануне президентских выборов.

Итак, весь этот «спектакль в оранжевых тонах» нужен, прежде всего, самой власти, чтобы отвлечь людей от главного противостояния – между действующим олигархическим режимом и оппозицией в лице КПРФ.

Поэтому «оранжистам» придают явно преувеличенное значение. Их митинги всячески освещаются в провластных СМИ. Медведев выступает с неожиданно либеральным (либеральным в политической, а не экономической сфере) посланием. Президентский совет по правам человека принимает заявление с требованием отставки Чурова, что не могло произойти без «отмашки» сверху. Всё это выглядит как демонстративные уступки «оранжевым», которые придают им вес, явно неадекватный их истинному весу в обществе.

Между тем, под аккомпанемент криков о «ставленниках госдепа», собравшихся на Болотной или на проспекте Сахарова, сами же кремлёвские «вожди» через несколько дней после выборов втянули Россию в ВТО. Очевидно, эта акция для экономики страны пострашнее любых «оранжевых революций», но на фоне всех этих событий она прошла практически незамеченной. Вот и ещё одна цель муссирования «оранжевой угрозы» – создание дымовой завесы вокруг планов правительства по окончательной «утилизации» российской экономики.

Между тем, вступление в ВТО отлично свидетельствует о том, что Западу свергать Путина нет пока никакой необходимости – он и так лучшим образом защищает в России интересы глобалистов. Во всяком случае, Путин для Запада – явно меньшее зло по сравнению с перспективой прихода к власти коммунистов, основа программы которых – национализация природных ресурсов и стратегических отраслей экономики и выход страны из сырьевой зависимости.

Логическим путём мы приходим к выводу, что «болотный» спектакль устроен прозападными силами не против хозяев Кремля, а наоборот – с целью поддержать их, помочь сплотить «все здоровые патриотические силы» вокруг Путина, который будто бы единственный в состоянии защитить страну от «оранжевой чумы». И эта задача успешно решается.

Околополитическое пространство разделилось на «оранжистов» и «антиоранжистов». Среди тех и других есть не только либералы, но и левые и патриоты – иначе весь этот политический спектакль провалился бы из-за отсутствия массовки. Аргументация тех и других понятна: первые требуют свободных выборов и отстранения от власти «жуликов и воров», вторые – сохранения независимости страны и разгрома «пятой колонны». И те, и другие, безусловно, правы, но из своей правды делают абсолютно ложные выводы.

Суть в том, что «оранжевой» угрозы на сегодняшний день нет. В стране нет тех сил, которые смогли бы реализовать этот сценарий. Если будут проведены по-настоящему свободные выборы, без фальсификаций и с регистрацией всех партий, победят на них никакие не «оранжисты» (хотя, конечно, либеральные партии получат в парламенте своё представительство), а коммунисты, умеренно левые («Справедливая Россия»), умеренно правые (ЛДПР), а также более радикальные левые и патриотические силы. Им придётся вступать в разнообразные коалиции, они будут проводить разную политику, но все эти силы не являются прозападными и не станут сдавать национальные интересы, чем нас пугают «охранители».

Задача режима – поменять повестку дня. Если речь идёт о смене обанкротившегося либерально-западнического курса, который проводит нынешняя власть, и о приходе к власти патриотических сил, то надо вместо этого навязать «оранжевую угрозу», по сравнению с которой Путин кажется «меньшим злом». Фактически у людей украли голоса дважды: первый раз это сделали в ходе выборов, второй раз – использовав народ как массовку в «оранжевом» спектакле, устроенном Кремлём и его западными друзьями.

Недаром на митингах на Болотной и на проспекте Сахарова (названия сами по себе символичны) мы видим такие нарицательные фигуры, как Борис Немцов и Ксения Собчак, там же появился и недавний министр финансов А. Кудрин (который, по словам Путина, из его команды никуда не уходил), а с «антипутинскими» обращениями выступает М.С. Горбачёв. Ведь очевидно, что слова таких людей могут дать только обратный эффект, это прекрасно понимают и они сами.

Даже если предложенные Медведевым законопроекты по демократизации политической системы на самом деле будут приняты (а Путину в случае его победы на президентских выборах никто не помешает «завернуть» их), действовать они начнут только к следующему выборному циклу, а за это время власть надеется изменить весь политический пейзаж России, нейтрализовать КПРФ и создать искусственную «оппозицию» в лице либералов, в дополнение к уже существующей «Справедливой России».

Единственный способ избежать такой перспективы – провалить Путина на президентских выборах и привести к власти кандидата от коммунистов. Это вполне возможно при условии высокой явки и готовности общества защищать после выборов свой голос.

Власть не хочет «оранжевой революции»? Чего же проще: пусть она не фальсифицирует выборы, пусть уважает волю народа. Тогда любые попытки «расшатать лодку» будут бесполезны, для них просто не будет социальной базы, и не помогут никакие американские или какие угодно другие деньги.

Если вы так не хотите «оранжевого сценария» и развала России, то честно на свободных выборах отдайте власть патриотическим силам. Тогда никакой «оранжад» нам грозить не будет. Если же вы этого сделать не хотите – значит, ваш «антиоранжизм» и ваше «антизападничество» – не более чем лицемерие, предвыборный пиар, направленный на то, чтобы продлить существование нынешней системы власти ещё на несколько лет, за которые можно выкачать из России ещё какое-то количество сырья и поживиться за счёт распродажи созданных в советское время ценностей. А там – хоть трава не расти.

Режим запугивает патриотов, пытаясь заставить их сплотиться вокруг него, перейти в стан «охранителей». Но если режим сохранится после 4 марта, это будет означать всего лишь продление агонии, пусть на несколько лет, пусть до следующего выборного цикла, а в перспективе – приход к власти тех же либерально-западнических сил, но уже под другими «брендами». Единственный способ избежать такой перспективы – переход власти в руки патриотов, причём чем быстрее, тем лучше.

Принципиальный выбор стратегического курса неизбежен. Или Россия «красная», или Россия «оранжевая». Или возрождение страны из хаоса, или её окончательный развал.

Павел Петухов, г. Иркутск

Опубликовано:

http://кпрф-иркутск.рф/2012/01/%d0%be%d1%80%d0%b0%d0%bd%d0%b6%d0%b5%d0%b2%d1%8b%d0%b9-%d0%b4%d0%b5%d0%ba%d0%b0%d0%b1%d1%80%d1%8c-%d1%87%d0%b0%d1%81%d1%82%d1%8c-1/
http://кпрф-иркутск.рф/2012/01/%d0%be%d1%80%d0%b0%d0%bd%d0%b6%d0%b5%d0%b2%d1%8b%d0%b9-%d0%b4%d0%b5%d0%ba%d0%b0%d0%b1%d1%80%d1%8c-%d1%87%d0%b0%d1%81%d1%82%d1%8c-2/
Tags: выб2011, выб2012, оранж, статьи
Subscribe

  • Достоевский. «Мой парадокс»

    Поздравляю всех со 190-летием со дня рождения нашего вождя и учителя – Фёдора Михайловича Достоевского! По этому случаю поставил на сайт очень…

  • (no subject)

    Примем всё-таки за основу, что мы должны прийти к рационализации потребностей, а не к раздуванию производства, ибо «число атомов во вселенной не…

  • американские проблемы

    Проблема заключается в следующем. Для ортодоксального республиканца жизнь священна и аборт недопустим, но одновременно еще одним базовым принципом…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments