Павел Петрович (pavel_petukhov) wrote,
Павел Петрович
pavel_petukhov

сверхчеловеки и пролетарии

Вчера посмотрел по ТВ фильм Звягинцева «Елена». Если бы не прочитал предварительно рецензию Аграновского ( http://www.sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=589243&pagenum=2 ), смотреть бы, конечно, не стал.

Кое с чем в рецензии можно поспорить. «Фильм, на мой взгляд, вполне на уровне советского кинематографа, что по нынешним временам недостижимая высота», – это, по-моему, преувеличение. До советского уровня фильм всё же не дотягивает (в моём восприятии он немного «рассыпается»), хотя на фоне всего остального, что у нас сейчас снимают, выглядит очень достойно.
Есть некая «тарковщина» в плохом смысле – затянутые статичные кадры и т.п. Для «интеллектуального кино» это, видимо, правило хорошего тона.
Название мне тоже не слишком нравится. Это современная тенденция – лаконизм: «Возвращение», «Изгнание», «Остров», «Царь». Конечно, это лучше, чем «Свой среди чужих, чужой среди своих» или «Чёрная роза – эмблема печали, красная роза – эмблема любви». Но лучше бы фильм назвали как-нибудь по-другому.

Но я не об этом.
Содержание фильма, в общем-то, заключено в одной фразе, которую говорит Елена: «И последние станут первыми». Её муж-бизнесмен, пожилой «сверхчеловек», которого играет Андрей Смирнов (кого бы ни играл этот актёр, он играет самого себя), отмахивается – мол, это ваши христианские бредни.
Но в итоге всё так и получается, пусть внешне и в карикатурном виде: «последние» в лице непутёвого сына Елены, любителя попить пиво и посмотреть телевизор, и его растущей семьи, получают шикарную квартиру покойного «сверхчеловека». И пусть это не вносит видимых изменений в их жизнь, так же как будто пустую и бессмысленную, дело не в этом. И не в квартире, конечно, это символ, что ли.
Дело в том, что именно эта семья призвана «унаследовать землю», потому что у неё есть главное – то, чего нет у гламурной дочери «Смирнова». У них есть дети. Они – настоящие «пролетарии» в первоначальном и высоком смысле этого слова, то есть люди, у которых ничего нет, кроме потомства. Люди, благодаря которым не прерывается человеческий род, которые хранят в себе, пусть даже непроявленный («Солнце спрятано в каждом»), высочайший потенциал духа.

Аграновский пишет: «Последние кадры – сын Елены, развалясь на роскошном диване, смотрит по огромному телевизору очередное ток-шоу и пьет пиво. А его сын плюет с балкона вниз, где играют в футбол гастарбайтеры».
Он ошибается: последний кадр фильма – ребёнок. И поэтому он ошибается и в названии своей рецензии – «Апокалипсис наступил».
Нет. Фильм не безнадёжен и не катастрофичен, он оставляет какое-то светлое чувство будущего торжества справедливости.

Поэтому с праздником вас Социалистической революции! (Случайно ли, что ТВ показало фильм накануне именно этого дня?)
И последние станут первыми.
Кто был ничем, тот станет всем.
Tags: кино
Subscribe

  • Достоевский. «Мой парадокс»

    Поздравляю всех со 190-летием со дня рождения нашего вождя и учителя – Фёдора Михайловича Достоевского! По этому случаю поставил на сайт очень…

  • (no subject)

    Примем всё-таки за основу, что мы должны прийти к рационализации потребностей, а не к раздуванию производства, ибо «число атомов во вселенной не…

  • американские проблемы

    Проблема заключается в следующем. Для ортодоксального республиканца жизнь священна и аборт недопустим, но одновременно еще одним базовым принципом…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments