Павел Петрович (pavel_petukhov) wrote,
Павел Петрович
pavel_petukhov

Астрахань, 11 июля 2010

Итак, продолжаем серию фотоотчётов о летнем путешествии. По диким степям Прикаспия поезд мчался от Волгограда к Астрахани…


Утро было туманное…


Но жаркое. К полудню температура поднялась, наверно, градусов до 43-45 (я на такой жаре оказался, пожалуй, первый раз в жизни). Прибавьте к этому атмосферное давление: город расположен на 20 метров ниже уровня мирового океана и на 450 метров ниже Иркутска.
Так что думал я в первую очередь не об осмотре местных достопримечательностей, а о том, где бы посидеть в тени и попить чего-нибудь холодненького (есть не хотелось). Поэтому и фоток не так много, не сто, как обычно,



В здании вокзала тоже было чрезвычайно жарко и душно. Похоже, кондиционеров там нет в принципе.


Это, если не ошибаюсь, старообрядческая церковь. На мечеть смахивает. Мечети здесь тоже есть, но я как-то прошёл мимо (татарские кварталы находятся к югу от центра города). А вот большая доля нерусского населения сразу бросается в глаза: много казахов, кавказцев, татар, а также цыган.


Улица Коммунистическая.


Вообще тут мало советской застройки, в основном облик города определяют дореволюционные дома (что и понятно, учитывая, что Астрахань в советский период росла медленнее большинства крупных городов – в 1913 г. было 163 тыс., а теперь – около 500 тыс.).


Есть и деревянные дома, хоть Астрахань и находится в степной (если не полупустынной) природной зоне.


Новодел.


Кутум – один из рукавов дельты Волги. Эти проливы и каналы, которые называются «ериками», делают Астрахань похожей на Петербург (хотя по ухоженности, конечно, никакого сравнения быть не может).


Старая ТЭЦ.


А это уже на том острове (не знаю, есть ли у него особое название), на котором расположен самый центр города.




Шатровая башня Спасо-Преображенского монастыря (начало 18 века).




Заведение под названием «Ацтека». Возможно, там практикуется народная индейская медицина?


Пушкин.


Улица Советская. Если б дома были повыше, был бы совсем Питер.


Здесь, видимо, когда-то проходила городская стена, потому что сеть улиц с одной и с другой стороны не совпадают. За этой линией пара кварталов застроена современными зданиями.




Здание, построенное в год смерти Пушкина.


А вы бы хотели вступить в «наследсвто», да ещё и без вашего участия? Я бы вряд ли решился…


Кошак, разомлевший от жары.


Красивый дом. Только зачем его раскрасили этим дурацким цветом?


Купеческие особняки, как в Замоскворечье.


Ещё одно современное здание – ТЮЗ.




А вот и Астраханский Кремль!


У южной стены Кремля, где нет крутого склона, расположена площадь Ленина.






«Ампирный» ансамбль.


Потом я пошёл вокруг Кремля.


Для его строительства, видимо, нашли единственное возвышенное место посреди плоской равнины.




Илья Николаевич Ульянов – местный уроженец.




Успенский кафедральный собор.


Внутри Кремля.








Обстановка там довольно неофициальная, из охраны только два милиционера на входе, а внутри – запустение.


Способствует такому восприятию и многочисленная живность; особенно много кузнечиков, которые зачем-то пытаются забраться на каменные стены…


У дверей этнографического музея расположилось семейство кошачьих. Ещё у местных сотрудников есть ручная ворона по имени Карга, но она где-то летала.






Напротив Кремля – «Братский сад».




Улица Кирова. Почему-то сразу в нескольких городах статус «Арбата» получили именно улицы Кирова (хотя в Астрахани пешеходной сделали только её небольшую часть). Здесь я нашёл кафе, где единственный раз за весь этот день поел.








Канал им. 1 мая, он же Варварциевский.




Одна из улочек частного сектора.


Армянская церковь.


Снова канал.


Возвращаюсь в центр города.


На улице Дарвина.


Вновь улица Советская, которая ведёт прямо к Кремлю.


Памятник морякам Волжско-Каспийской флотилии.


Краеведческий музей оказался закрыт на ремонт…


Тогда я решил дойти до Волги и прогулялся по уже знакомым местам, вдоль Кремля.


Это так называемое Лебединое озеро.


Памятник Петру I на набережной. Видимо, поставили его совсем недавно, так как на купленной мною карте его нет.
Да и вся набережная только в процессе окультуривания. Деревья на ней ещё не успели подрасти, так что можно себе представить, как там гуляется в такую погоду…


А на другом берегу находилась та Астрахань, которую, собственно, и брал Иоанн Васильевич.




Улица Никольская (на моей карте – Розы Люксембург). До революции – главная и самая шикарная купеческая улица города.




А это – угол улиц Свердлова (по которой я шёл в сторону музея Хлебникова), Кирова и Тургенева.




Музей Хлебникова.


Сам музей расположен на первом этаже, а выше – квартиры (возможно, коммуналки).
Фотографировать экспозицию я не стал, зато раскошелился на экскурсию, которую мне провёл сам заведующий – Мамаев Александр Александрович.

Купил там пару книг местных авторов о Хлебникове («Астрахань Велимира Хлебникова» и «Красный Иран»). К сожалению, люди, всю жизнь отдавшие изучению его жизни и творчества, оказались предельно далеки от его взглядов и идей, будучи самыми банальными либералами-западниками и антисоветчиками. Вплоть до того, что один из авторов употребляет слово «совок» вне прямого значения (за это словечко, по-хорошему, надо убивать). Одна из книг просто безграмотна: «Не трудно предположить что стало бы с Велимиром, доживи и он до этих лет. А вот Усачеву повезло, он пережил их. Но какой ценой он заплатил за сохраненную жизнь. Ни кто не знает». И т.п.
В другой книге говорится, что астраханский музей-квартира семьи Хлебниковых сначала так и должен был называться – «Музей Хлебниковых». Но после того, как какой-то иностранец заявил, что знает только Велимира Хлебникова, а до его отца-биолога и сестры-художницы ему нет никакого дела, музей переназвали в честь исключительно самого Велимира.
(Как бы сам Хлебников на это отреагировал? «Полно вам кланяться роже басурманов!»)

На самом деле Хлебников и сейчас актуален как поэт-евразиец, предшественник национал-большевистской идеологии:

Когда казак с высокой вышки
Увидит дальнего врага,
Чей иск - казацкие кубышки,
А сабля - острая дуга,-
Он сбегает, развевая кудрями, с высокой вышки,
На коня он лихого садится
И летит без передышки
В говором поющие станицы.
Так я, задолго до того мига,
Когда признание станет всеобщим,
Говорю: "Над нами иноземцев иго,
Возропщем, русские, возропщем!
Поймите, что угнетенные и мы - те ж!
Учитесь доле внуков на рабах
И, гордости подняв мятеж,
Наденьте брони поверх рубах!"

<1908>

То есть будущую русскую революцию Хлебников видел не только как революцию социальную, но и как национально-освободительную. Так же через полтора-два десятилетия её воспринимали евразийцы.
А что значит «угнетенные и мы – те ж»? Это именно то соединение задач классовой борьбы с задачами борьбы национально-освободительной, о котором уже много лет говорят лидеры КПРФ и которого не могут понять «левые» догматики. Читайте Хлебникова, и всё поймёте.
Интернационализм Хлебникова не входил в противоречие с его ярко выраженным русским национализмом. Это – подлинный интернационализм, который на том и основан, что каждый народ должен оставаться самим собой и вносить своё особенное в общую сокровищницу человечества. Интернационализм, основанный на правильно понятом национализме (патриотизме).

Вот, кстати, памятник Хлебникову в Ручьях, где он умер, работы Вячеслава Клыкова: http://www.hlebnikov.ru/news/image/monument_big.jpg
Невозможно поверить, что это работа автора пафосных памятников Жукову и Колчаку, но тем не менее…
Напомню, что Клыков возглавлял одно из ответвлений «Союза Русского Народа» и в своих патриотических убеждениях во многом опирался и на наследие Хлебникова ( http://www.hrono.ru/libris/lib_p/klykov06.html ).

Но вернёмся в Астрахань, уже немного осталось бродить.


Вновь улица Свердлова.


ФСБ.


А это – картинная галерея им. Догадина. Там я провёл часа полтора, спасаясь от жары, но тоже не фотографировал (ко всему прочему, стал заканчиваться заряд). А вообще экспозиция понравилась – есть и классика, и русский авангард, и соцреализм, и европейское, и восточное искусство.


Кафе, где я последний раз в этом городе попил чай. Правда, от воды пованивало… И вообще, не люблю я кушать под открытым небом, но так уж получилось.


Ну а это – снова вокзал.
Ехал оттуда на навороченном фирменном поезде.




Это – в семь часов вечера, а сколько было днём, даже представить страшно…

В общем, благодаря погоде мой визит в Астрахань прошёл не совсем так, как хотелось бы. Поэтому, если буду жив и здоров, обязательно вернусь в этот замечательный город осенью или весной и обойду его весь, а не только центр.
Tags: Поволжье, Юг, путешествия 2010, фото
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments