Павел Петрович (pavel_petukhov) wrote,
Павел Петрович
pavel_petukhov

Categories:

Уфа, 1 июля


Подъезжаем к вокзалу. Не в пример Челябинску, Уфа оказалась городом крайне гористым (точнее, центр города в основном находится на плоскогорье, но довольно высоко над уровнем реки Белой, и от вокзала его отделяет крутой склон).




Здание вокзала и начало улицы Карла Маркса, которая ведёт от вокзала к центру.


Седьмой час утра, машин и людей ещё почти нет. А пейзаж мне больше всего напомнил Владивосток, хотя потом рельеф оказался далеко не таким экстремальным.


Вдали виднеется река Белая и леса за ней.


Надписи в основном двуязычные, на русском и на башкирском.


Бульвар Ибрагимова.


Где-то тут я увидел, что у фотоаппарата почти кончился заряд, и решил вернуться на вокзал для его подзарядки.


«Мы пойдём с тобою, погуляем по трамвайным рельсам…»
Действительно, иначе как по рельсам в этом месте пройти было фактически невозможно: трамвай идёт не по улице, а просто между заборами.


Спуск к ул. Вокзальной.




Трамвай окрашен почему-то в цвета осетинского флага…
На этом трамвае я проехал от одной конечной остановки до другой – от вокзала до ул. Пушкина в центре города.


А пассажиры «уважаемые» в кавычках.






Улица Гафури.


Подхожу к знаменитому памятнику Салавату Юлаеву – это самая большая конная статуя в России.




Белая река, воспетая Юрием Шевчуком.


Железнодорожный мост, по которому я уже неоднократно проезжал. Вдали виден Демский район Уфы.


Взгляд вверх по течению Белой.


Конгресс-холл.


Одна из стен оформлена в стиле национального башкирского орнамента.




Геометрически правильные ёлочки. А более старые деревья на вершине горы уже выросли и почти закрыли памятник Салавату…




Улица Валиди (до 2008 – улица Фрунзе, до революции – Ильинская).
Кто такой Зәки Вәлиди, он же Валидов: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B4%D0%B8,_%D0%90%D1%85%D0%BC%D0%B0%D0%B4-%D0%97%D0%B0%D0%BA%D0%B8_%D0%90%D1%85%D0%BC%D0%B5%D1%82%D1%88%D0%B0%D1%85%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

Или здесь:
«А.-З. Валиди не устраивала ататюрковская концепция истории тюркской цивилизации. Валидов был недоволен тем, что официальная идеология Турции в тот период избегала антисоветизма. Дабы уйти от преследований, вплоть до депортации в СССР, Валиди в начале 30-х годов перебрался в Германию.
В 1935 году Ахмет-Заки Валиди начал работать профессором Боннского университета, для чего вступил в фашистскую партию и дал присягу на верность Адольфу Гитлеру. Каждый урок А.-З. Валиди начинал с того, что, вскинув руку в фашистском приветствии, восклицал: "Хайль Гитлер!". Студенты должны были немедленно ответить: "Зиг хайль!".
В Боннском университете Валиди получал весьма небольшое жалованье - 200 марок, но на нехватку денег не жаловался, много путешествовал, особенно часто выезжал в горные области Австрии и Швейцарии покататься на лыжах. Откуда средства?
Осенью 1938 года Валиди перешёл на работу в Гёттингенский университет, где по совместительству выполнял обязанности личного советника Гитлера по мусульманским вопросам. Надо полагать, что и в Боннском университете Валиди занимался тем же, получая дополнительные "гонорары".
В ноябре 1938 года умер президент Турции Ататюрк, а в мае 1939 года Ахмет-Заки Валиди получил возможность вернуться в Турцию. Там он снова устроился на работу в Стамбульский университет, одновременно возглавив турецкую резидентуру абвера. Именно на этом посту он предложил Гитлеру формировать мусульманские подразделения в составе войск СС. Предложение было принято, и приказ о формировании мусульманских частей в составе войск СС был подписан Гитлером в январе 1943 года. В это время А.-З. Валиди официально стал доктором истории нацистской Германии.
В июне 1941 года, сразу после нападения гитлеровской Германии на Советский Союз, Валиди выехал из Стамбула в Анкару, встретился там с рядом турецких политиков и обсудил с ними задачи татаро-башкирской и туркестанской эмиграции в свете этого события. В августе Валиди встречался с высокопоставленным чиновником из ведомства А. Розенберга, учёным-востоковедом фон Менде, с которым также говорил о месте тюркской эмиграции и роли её кадров в грядущих событиях, связанных со скорым падением советского режима под ударами германских войск. В январе 1943 года Валиди пригласили в Германию. В Берлине его разместили в респектабельной гостинице "Adion", дали задание вербовать на сторону фашистов военнопленных мусульман. По личному поручению Гитлера Валиди отбирал кадры для комплектации сформированной в 1943 году мусульманской эсэсовской дивизии "Хадшар" (в немецкой транскрипции "Хандшар"), состоявшей в основном из боснийских мусульман. Дивизия действовала до 1944 года, когда в Белоруссии немецкое командование бросило затыкать её очередную дыру на фронте, образовавшуюся в ходе операции советских войск "Багратион". В пинских болотах дивизия "Хадшар" была окружена частями Красной Армии; как-то валидистам удалось из этого кольца выскользнуть, но они тут же попали в другое - на этот раз их окружили белорусские партизаны. А те, зная, какие зверства творили эсэсовцы на белорусской земле (за годы войны в Белоруссии ими было уничтожено около 25% населения, т. е. Каждый четвёртый), в плен эсэсовцев не брали и перебили всех валидистов до последнего.
В 1944 году по предложению Валиди была начата организация ещё одной эсэсовской дивизии - "Кама", уже исключительно из татарских и башкирских эмигрантов, находившихся в Турции. Но из навербованных им новоиспечённых эсэсовцев только трём тысячам удалось попасть в Германию, и, в общем, дивизия "Кама" в боях не участвовала».
http://rksmb.ru/print.php?3385

В общем, судите сами, кого возвеличивают в современной Башкирии.


На этой же улице – драматический театр им. Мәжита Ғафури (кто это такой: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%B0%D1%84%D1%83%D1%80%D0%B8,_%D0%9C%D0%B0%D0%B6%D0%B8%D1%82 ) и памятник ему же.


Рядом – сад им. Александра Матросова и его памятник (по одной из версий, он был башкир; во всяком случае, в Уфе он жил). Напомню, улица названа в честь эсесовца!


Дом правительства республики.


Знакомый по Казани Габдулла Тукай.


Вообще, в городе огромное количество мемориальных досок.


Сначала прочитал «Дарыхуана». Дона Хуана?


Дом-музей С.Т. Аксакова. Юные художники практикуются.




Вид со двора.
В сам музей я не попал, потому что было только 10 часов, а работает он почему-то с 11…


Просто деревянный домик на углу улиц Салавата и Зайнуллы Расулева.


Сад им. Салавата Юлаева. Впрочем, на карте, которую я купил, он назван именем Крупской, так что, видимо, переименовали недавно. Спрашивается, не слишком ли много Салавата? Сад в одном месте, памятник в другом… Рядом улица Салавата, а недалеко проходит ещё и проспект Салавата Юлаева.
Конечно, лучше уж Салават, чем Валиди, но у Крупской-то зачем сад отобрали? Очень милое место, кстати.


Мост через Белую и начало того самого проспекта Салавата Юлаева. Где-то там стоит монумент Дружбы, но я до него не добрался, потому что захотел что-нибудь покушать и решил идти в сторону центра.


По пути посмотрел на дом 18 века, где останавливался Суворов. Вопреки ожиданию, никакой мемориальной доски на нём не оказалось. Не любят, наверно, Суворова за то, что он участвовал в подавлении Пугачёвского восстания… (А может, я просто напутал, и это не тот дом).


На ул. Коммунистической. Улица длинная, идёт вдоль оврага и почти ни с чем не пересекается…






На пересечении с улицей Цюрупы.


Сквер им. Маяковского.


Памятник Цюрупе, председателю Госплана, который до революции работал управляющим имениями князя Кугушева в Уфимской губернии, а после революции возглавлял городскую думу (!).


Памятник просветителю 19 века Мифтахетдину Акмулле.


Какой-то вуз, даже не подписанный в Дубль-ГИСе.


Советская площадь, на которой расположены административные здания. Министерство сельского хозяйства.


Клумбу украшает фигура какого-то насекомого: не то трудолюбивая пчела, символизирующая башкирский мёд, не то муха, символизирующая класс чиновников…


Памятник босяку-Горькому у гимназии.


Национальный музей республики Башкортостан.




Куда ж без Рахимова? Правда, буквально спустя несколько дней после моего посещения Уфы он отправился в отставку…


Центр мира.


Так здесь почему-то изобразили миграцию индоевропейцев. Очень экзотическая версия, надо признать.




Довольно подробно представлена история не только региона в целом, но и отдельных городов.


Салават Юлаев оглашает указ Пугачёва.




Часть экспозиции, посвящённая вышеупомянутому Валидову.


Его встречи с Фрейдом и другими известными деятелями (раз общался с Фрейдом, значит, никак не может быть пособником нацистов).


Но есть в музее и Сталин.




Значительное место уделено современной политической истории и её главному герою – Рахимову.




Интересно, что там такое…


Иранская выставка.


Современное искусство Ирана.

Там же продавали книги об Иране. Я купил парочку книг на тему исламского народовластия, одну прочитал в поезде. Судя по всему, на русский её переводили сами иранцы: «В главе правительства основанном помимо всего прочего и на социальной справедливости и принципа служения народу…» и т.д.
Что касается содержания, то оно как-то затемнено общими фразами о соотношении ислама и демократии в трактовке Хомейни. Конкретики в книге практически нет.
Единственное, на что можно обратить внимание, это то, что Хомейни ставит на одну доску «Запад» и «Восток» (то есть СССР), будто бы в равной степени ответственные за колониализм. Это, с одной стороны, как-то обидно, но с другой стороны, и понятно, учитывая ту позицию, которую СССР занял в отношении революционного Ирана. Ясно, что уже тогда внешнеполитический курс страны разрабатывали либеральные «эксперты», чуть позже выступившие в качестве «прорабов перестройки». Но это не снимает ответственности и с иранского руководства, которое в условиях противостояния систем решило бороться сразу со всеми. А в итоге оказалось записанным в «ось зла»…
Любопытно, что мы традиционно воспринимаем Иран и в целом исламский мир как «Восток», хотя большая его часть находится западнее России. А иранцы, судя по этим книгам, в качестве «Востока» воспринимают нас. Такой вот эффект евроцентризма, когда мы смотрим на те или иные цивилизации не прямо, а через европейскую призму. Видимо, в годы холодной войны такой взгляд распространился и в Иране…


Тем временем я покинул Национальный музей и пошёл дальше.


Музыкальный колледж.


Театр оперы и балета.


Памятник молодому Шаляпину, который тут пел.


Композитор Загир Исмагилов.


Гостиный двор. Если не ошибаюсь, когда-то снесённый, а теперь восстановленный.




Здесь была в эвакуации Украинская академия наук.






Авиационный институт.


В книжном магазине. Тут тоже рекламируют личность Валидова – на башкирском языке, на русском пока не решаются. На русском – Аксаков.


На улице Ленина.










Кинотеатр «Родина».


ДК «Нефтяник».


Гостиница «Башкортостан».




Дом-музей Ленина. Здесь он жил некоторое время в 1900 г.




Ильич с местными революционерами.


А это ещё один интересный музей. Причём, говорят, расположен он в доме, где жил Юрий Шевчук…


На красоту минералов можно смотреть бесконечно. Но я спешил, поезд уходил в пять часов.




Не тот ли это самый Дворец детского творчества, от которого получила название группа ДДТ?


Управление железной дороги.




Улица Карла Маркса снова ныряет под гору.


И я иду на вокзал, сажусь в поезд и покидаю Уфу.
Жаль, на ознакомление с городом было очень мало времени, успел походить только по центральной части. А ведь Уфа – один из самых длинных городов России, уступает в этом только Сочи и Волгограду. В северной части расположен бывший отдельный город Черниковск, ныне разделённый между Калининским и Орджоникидзевским районами Уфы. Там, должно быть, немало интересного и в архитектурном, и в историческом отношении… Помимо Белой, есть ещё река Уфа, которую я тоже не увидел.
В общем, хотелось бы побывать там снова (как, впрочем, и в любом из посещённых мною городов)…

Если я в чём-то ошибся, пусть уфимские френды (с которыми я так и не встретился) меня поправят.
Tags: Поволжье, Урал, путешествия 2010, фото
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 20 comments