Павел Петрович (pavel_petukhov) wrote,
Павел Петрович
pavel_petukhov

Выборы-2007: генеральная репетиция состоялась

http://ismi.ru/pk/index.php?IDE=5570
В 14 регионах России подведены итоги состоявшихся 11 марта выборов в региональные представительные органы власти. В 13 субъектах федерации победу празднуют «единороссы», и только в Ставропольском крае первое место заняла новоиспечённая партия «Справедливая Россия». Существенного успеха добились коммунисты и жириновцы; относительно неплохо выступил Союз правых сил. В числе аутсайдеров выборов – «Яблоко» и «Патриоты России». В общей сложности в выборах приняли участие 14 политических партий.
Для начала приведём основные цифры по всем регионам.
В Санкт-Петербурге 7-процентный барьер преодолели 4 партии: «Единая Россия» (37,36%), «Справедливая Россия» (21,9%), КПРФ (16,02%) и ЛДПР (10,88%). Не достигли этого рубежа «Патриоты России» (5,6%) и СПС (5,17%).
Почти такие же результаты в Ленинградской области: «Единая Россия» (35,24%), «Справедливая Россия» (20,94%), КПРФ (17,07%) и ЛДПР (12,13%). СПС (6,99%) и «Патриоты России» (3,67%) в областное Заксобрание не прошли.
В Вологодской области проходной барьер преодолели все 5 участвовавших в выборах партий: «Единая Россия» (41,9%), «Справедливая Россия» (20,9%), КПРФ (13,43%) и ЛДПР (10,82%) и Аграрная партия (9,38%).
В Мурманской области у «Единой России» 42,19%, у коммунистов 17,47%, у «эсеров» 16,18%, у ЛДПР 12,59%. Не прошли «Патриоты России» (5,04%) и «Яблоко» (2,94%).
Республика Коми: «Единая Россия» (36,18%), «Справедливая Россия» (15,49%), КПРФ (14,26%), ЛДПР (13,61%), СПС (8,8%). Не прошли: «Яблоко» (3,65%) и «Народная воля» (1,92%).
Псковская область: «Единая Россия» (45,41%), КПРФ (19,45%), «Справедливая Россия» (15,67%), ЛДПР (8,41%). Не прошли «Патриоты России» (4,18%), СЕПР (0,91%) и ДПР (0,84%).
Московская область: «Единая Россия» (49,57%), КПРФ (18,61%), «Справедливая Россия» (8,86%). Не прошли: СПС (6,89%), ЛДПР (6,81%), «Яблоко» (4,08%) и «Патриоты России» (2,05%).
Орловская область: «Единая Россия» (39,02%), КПРФ (23,77%), «Справедливая Россия» (12,6%), ЛДПР (7,33%). Не прошли: СПС (6,97%), «Патриоты России» (3,06%), «Народная воля» (2,08%), ДПР (1,31%).
Ставропольский край: «Справедливая Россия» (37,64%), «Единая Россия» (23,87%), КПРФ (14,13%), ЛДПР (11,8%), СПС (7,73%). Таким образом, все партии преодолели 7-процентный рубеж.
Республика Дагестан: «Единая Россия» (65,45%), «Справедливая Россия» (11,44%), АПР (9,12%). Не прошли «Патриоты России» (6,5%), КПРФ (5,51%) и ЛДПР (0,54%).
Самарская область: «Единая Россия» (33,54%), КПРФ (18,98%), «Справедливая Россия» (15,14%), ЛДПР (11,59%), СПС (8,1%), «Российская экологическая партия "Зеленые"» (7,62%). Не прошли только «Патриоты России» (1,37%).
Тюменская область: «Единая Россия» (65,89%), ЛДПР (10,8%), «Справедливая Россия» (8,73%), КПРФ (8,37%). Не прошли РКРП (2,53%) и ДПР (1,02%). (Эти цифры включают в себя данные по Ханты-Мансийскому и Ямало-Ненецкому автономным округам, в самой области результаты почти такие же: «Единая Россия» 66,31%, ЛДПР 10,58%, КПРФ 8,37%, «Справедливая Россия» 7,98%, РКРП 3,24%, ДПР 1%).
Омская область: барьер преодолели только «Единая Россия» (56,14%) и КПРФ (22,09%). За СПС проголосовало 5,82%, за «Справедливую Россию» 4,82%, за ЛДПР 4,26%, за «Патриотов России» 1,99%, за «Народную волю» 1,39%.
Томская область: «Единая Россия» (46,79%), КПРФ (13,36%), ЛДПР (12,87%), «Справедливая Россия» (7,9%), СПС (7,77%). Не прошли: «Патриоты России» (3,74%), «Яблоко» (3,64%) и «Концептуальная партия "Единение"» (1,05%).
Результаты «Единой России» не стали неожиданностью. Партия практически повторила успех осенних выборов прошлого года. Но нельзя не отметить несколько больший разрыв в показателях между отдельными регионами. Если осенью единороссы не взяли 40-процентного рубежа только в Карелии и Астраханской области, то теперь в 4 регионах партия набрала от 30 до 40 процентов и в одном – меньше 30.
С другой стороны, Тюменская область стала единственным из русских регионов (края, области и города федерального значения), где «партия власти» получила более 60% голосов. Этот результат вполне понятен: бурно развивающийся нефтегазоносный край – один из немногих регионов, реально ощутивших в последние годы улучшение ситуации, так что там поддержка «Единой России» осознанна и, можно сказать, «меркантильна».
В других субъектах федерации результат этой партии скорее объясняется соотношением сил внутри региональной элиты и личной популярностью губернаторов, в большинстве случаев возглавивших её региональные списки. Серьёзного успеха добился омский губернатор Полежаев, имеющий высокий рейтинг и сумевший консолидировать элиту. Напротив, утративший популярность ставропольский губернатор Черногоров потянул за собой вниз и всё региональное отделение «партии власти» (в результате чего и был из неё сразу после выборов исключён). В остальных регионах результат «Единой России» оказался средним, хотя, конечно, в Орловской (губернатор Е. Строев), Самарской (К. Титов) и Ленинградской (В. Сердюков) областях она могла рассчитывать на большее.
В Санкт-Петербурге и Псковской области главы администраций не возглавляли единороссовские списки. При этом в Пскове партии всё же удалось добиться немалого успеха за счёт привлечения в свои ряды мэра областного центра М. Хоронена и административного ресурса как губернатора, возглавившего избирательную кампанию партии, так и депутата Госдумы А. Сигуткина. При этом сама партия отказалась поставить первым номером губернатора М. Кузнецова, по-видимому, из-за его невысокой популярности и из опасения оттолкнуть к «эсерам» более популярного мэра. В Питере отказ Валентины Матвиенко возглавить партийный список был, по-видимому, частью кремлёвского плана, направленного на уравновешивание шансов «Единой» и «Справедливой России», с тем чтобы сохранить за С. Мироновым кресло в Совете Федерации.
В целом позиции «Единой России» не очень сильно изменились по сравнению с выборами в Государственную думу 2003 года. Но внутри регионов произошли серьёзные сдвиги. Поддержка партии в крупных городах становится всё меньше, а в сельской местности – растёт. Очевидно, этот процесс не связан с какими-то положительными изменениями в жизни селян. Главную роль здесь по-прежнему играет административный ресурс и зачастую прямые фальсификации. В крупных городах оппозиционные партии в состоянии обеспечить контроль над избирательным процессом, а в сёлах это сделать гораздо труднее. Поэтому об объективном выражении воли избирателя мы можем говорить, как правило, только в применении к крупным городам.
Именно в крупных городах мы видим резкий рост показателей «серебряного призёра» этих выборов – КПРФ. Партия получила более 20% в двух регионах – Орловской и Омской областях, при этом в обоих областных центрах её результат составил около 30%, и в Орле она опередила «Единую Россию». В большинстве других региональных столиц показатели компартии также значительно превысили её общие результаты. Этот же процесс наблюдается, к примеру, в наукоградах Московской области; впрочем, «сдвиг влево» самых «интеллектуальных» районов был замечен уже давно и ярче всего проявился в новосибирском Академгородке, где на выборах 2005 года КПРФ существенно обошла единороссов. Напротив, в сельской местности, которая была главной опорой коммунистов в 90-е годы (особенно на президентских выборах 1996), их позиции ослабли (что, конечно, в первую очередь объясняется применением против оппозиции административного ресурса). Так или иначе, КПРФ на данный момент стала едва ли не «самой городской» из действующих в России партий.
Отчасти это, как мне представляется, можно объяснить возвращением к коммунистам того электората, который в 2003 году в результате антикоммунистической кампании в СМИ поддержал блок «Родина». Именно в крупных городах на выборах 2003 года этот блок набрал максимальное число голосов. И сейчас этот довольно «продвинутый» и оппозиционно настроенный избиратель предпочёл поддержать не откровенно прокремлёвскую «Справедливую Россию», а декларирующих свою оппозиционность коммунистов.
Появилась точка зрения, что «красный пояс», в 90-е годы включавший большую часть чернозёмных регионов, Поволжье и юг Сибири, прекращает своё существование. Согласно этой концепции, поддержка КПРФ смещается из аграрных регионов в более «пролетарские», то есть с юга на север, и тем самым российские коммунисты сближаются по своей социальной базе с коммунистами Западной Европы. Но с этим вряд ли можно согласиться.
Во-первых, «красный пояс» включал не только аграрные регионы, но и такие индустриально развитые области, как Кемеровская и Липецкая (в то время как такие аграрные области, как Тверская и Костромская, поддерживали Ельцина). Во-вторых, Орловская и Омская области, и раньше поддерживавшие КПРФ, подтвердили на последних выборах эти предпочтения, отдав коммунистам больше голосов, чем более северные регионы. В-третьих, как уже отмечалось, ослабление поддержки компартии в сельской местности связано прежде всего с действием административного ресурса и прямыми фальсификациями, а не со свободным волеизъявлением селян. Можно уверенно предполагать, что при обеспечении реально демократических выборов голосование за КПРФ в сельской местности вырастет до прежнего уровня. Наконец, в городах за КПРФ голосуют не пролетарские слои, а прежде всего интеллигенция, тогда как рабочие в основном поддерживают партию власти, ЛДПР или «эсеров».
Самые низкие результаты и самый незначительный прирост голосов на последних выборах КПРФ из бывших «красных регионов» показала в Ставропольском крае. Надо отметить сходство местной ситуации с ситуацией в двух других регионах, где коммунисты также не добились успеха – Курской и Липецкой областями (там выборы законодательных собраний прошли в 2006 году). Во всех этих регионах губернаторы – бывшие коммунисты, перешедшие в «Единую Россию». При этом КПРФ воспринимается просто как сателлит ЕР, а на роль «оппозиции» выходит «Справедливая Россия».
Напротив, там, где КПРФ как была оппозицией, так и осталась, она не потеряла ничего, даже приобрела за счёт бывших сторонников «кандидата против всех», «Родины» и «Партии Пенсионеров». Этим объясняется её успех как на Северо-западе и в Московской области, так и в Омске и Орле. В Омской области коммунистам, при слабости списков их оппонентов, удалось фактически консолидировать все оппозиционные голоса. В Орловской области партии удалось «очиститься» от образа прогубернаторской организации, в чём немало постаралась и сама областная администрация, «прессующая» коммунистов; при этом мэром Орла не так давно был избран коммунист А. Касьянов, находящийся в оппозиции к губернатору Строеву.
В Ставропольском крае функции внутрикраевой «оппозиции» перешли к «Справедливой России» во главе с мэром Ставрополя Д. Кузьминым (недавно ушедшим из «Единой России»). В условиях низкой популярности губернатора местным «эсерам» удалось консолидировать оппозиционный электорат и уверенно победить на выборах (правда, с учётом одномандатников «единороссы» в краевом парламенте всё же составят самую крупную фракцию), тем более что в союзе с ними выступили также прошедшие в краевую Думу ЛДПР и СПС.
В Самарской области в оппозиции к областной администрации оказались и коммунисты, и «эсеры» во главе с недавно избранным мэром Самары В. Тарховым. И здесь оппозиционный электорат оказался разделён на «паритетных началах» между этими партиями, к которым также присоединились партия «зелёных» и СПС. «Эсеры» в целом по области набрали несколько меньше, чем ожидалось, хотя в самой Самаре всё же опередили «единороссов».
В Московской области «Справедливая Россия» набрала значительно меньший процент голосов, чем «Родина» в 2003 году. Это связано и с тем, что возглавляемая С. Мироновым партия ассоциируется с Петербургом, что в столичном регионе вызывает неоднозначные чувства, и с отсутствием сильных фигур регионального масштаба: С. Глазьев объявил, что покидает политику, а депутат Госдумы от Московской области Г. Гудков не успел до выборов вступить в «Справедливую Россию», хотя и снял в её пользу список своей Народной партии. Многочисленный электорат «Родины» (15,5% в 2003 году) здесь в основном вернулся к коммунистам.
Также «эсерам» не удалось добиться успеха в регионах Западной Сибири. В Омской области, где на оппозиционном фланге прочно окопалась КПРФ, им и вовсе не удалось преодолеть проходной барьер (хотя список возглавлял бывший министр обороны И. Родионов). В Тюменской и Томской областях результат партии едва превысил 7%.
Напротив, в регионах Северо-запада «Справедливая Россия» получила не меньше 15%, а в Санкт-Петербурге, Ленинградской и Вологодской областях – более 20. Здесь она выдвинула сильные списки, где-то лояльные к местным властям, где-то оппозиционные (как в Республике Коми, где список возглавил бывший глава республики и депутат Госдумы Ю. Спиридонов, состоящий, кстати, во фракции «Единая Россия»). В этих регионах «эсерам» удалось консолидировать электорат «Родины», «Партии жизни» и «Партии пенсионеров».
Таким образом, результаты «Справедливой России» по разным регионам страны оказались весьма разнообразными, как и стратегия этой партии, и сами её списки (их возглавили самые разные люди – от бывшей «яблочницы» Оксаны Дмитриевой в Петербурге, мэров областных центров и экс-губернаторов до русского националиста и оппозиционера Николая Павлова в Тюмени). Видимо, к думским выборам следует ожидать некоторой «утряски», усреднения этих результатов.
Что касается ЛДПР, то она выступила успешнее, чем в прошлогоднем избирательном цикле, практически вернувшись к показателям 2003 года и преодолев необходимый барьер везде, кроме Московской и Омской областей и Дагестана. Видимо, это объясняется в значительной мере отменой графы «против всех». Избиратель, прежде голосовавший за этого «виртуального кандидата», в небольшой степени склонен поддерживать «идеологические» партии вроде КПРФ, но ещё меньше склонен к поддержке партии власти. Естественно, что он отдаёт предпочтение партиям без чёткой идеологии, зато ярко проводящим предвыборную кампанию (каковой и является ЛДПР, списки которой в большинстве регионов возглавил сам Жириновский).
СПС теряет опору в крупных городах, у либеральной интеллигенции (самый яркий пример – Петербург). Его результаты 11 марта по большинству регионов практически обратно пропорциональны результатам на выборах в Госдуму. В Санкт-Петербурге на думских выборах за СПС проголосовали 9,31% избирателей, а сейчас – 5,17%. Напротив, в Ставропольском крае его показатели выросли с 1,92% до 7,73%. Эта аномалия связана с тем, что СПС, кампанией которого руководил политтехнолог и депутат Госдумы А. Баков, стал прибегать к «левой», «социальной» демагогии, ориентируясь прежде всего на пенсионеров, и отчасти заполнил тот электоральный вакуум, который появился после самороспуска «Партии пенсионеров». То есть предложил псевдо-левый, хоть и абсолютно не социалистический проект. Этим технологиям «правые» обязаны своему относительному успеху. Хотя успех этот и не столь велик, учитывая размер «бесхозного» до недавнего времени электората.
Но в следующую Думу СПС может пройти, только опираясь на своего традиционного, либерально настроенного избирателя из крупных городов. Нынешние баковские технологии вряд ли сработают на федеральных выборах. Однако влияние на московского и петербургского избирателя «правые», похоже, утратили окончательно. А одним Уралом тут явно не обойдёшься.
Даже если Кремль попытается подыграть «правым», к примеру, сняв с выборов «Яблоко», это вряд ли даст желаемый эффект: «яблочники» уже сейчас обвиняют СПС в «мародёрстве», и «яблочный» избиратель вряд ли проявит «демократическую солидарность» и поддержит партию Никиты Белых. Скорее уж они пойдут к более идейно близкой «Справедливой России», а ещё более вероятно – просто не придут на выборы. К тому же вызывает сомнение и такое желание власти. Во всяком случае, список СПС под разными предлогами был снят с выборов в ряде регионов, а в Ленинградской, Московской и Орловской областях «правые» недобрали до проходного рубежа сотые доли процента, что породило версии о возможных фальсификациях. Так или иначе, дальнейшие электоральные перспективы «Союза Правых Сил» представляются весьма слабыми.
Впрочем, у «Яблока» они ещё слабее. На прошедших выборах «яблочники» благоразумно выдвинули свои списки только в тех регионах, где партия в 2003 году преодолела 5-процентный барьер (правда, семи процентов она и тогда не набрала ни в одном из них) – Московской, Мурманской, Томской областях и Республике Коми (в Санкт-Петербурге и Псковской области списки были сняты). Но сейчас партия нигде не набрала больше 4%. Очевидна усталость избирателя от этой партии, тем более что появился конкурент, выражающий сходную социал-либеральную идеологию – «Справедливая Россия». Именно к ней, а не к СПС, и уходит в основном «яблочный» электорат. Во всяком случае, преодоление партией Явлинского на следующих выборах 7-процентного барьера – нечто из области фантастики.
В связи с упадком основных либеральных партий выдвигается версия, что на это поле Кремль может выпустить своё новое детище – «Гражданскую силу» (бывшая «Свободная Россия»). Но этот сценарий не находит подтверждения. Партия Барщевского не выдвинула списков ни в одном из регионов, она не привлекает в свой состав известных деятелей либерального направления и больше напоминает на данный момент небольшую «тусовку» телезвёзд. Конечно, либерального интеллигента такой приманкой вряд ли привлечёшь.
Тем более, что мы видим рассредоточение известных либералов по двум партиям власти – депутаты, избранные в нынешнюю Думу от СПС и частично от «Яблока», в большинстве вступили в «Единую Россию», а такие деятели, как О. Дмитриева, В. Похмелкин и В. Зубов – в «Справедливую». Таким образом, можно предположить, что за либерально настроенного избирателя будут конкурировать те же партии, что и за всех остальных избирателей – «Единая Россия» (справа) и «Справедливая Россия» (слева). Для самых «буйных» остаётся «Другая Россия» Касьянова-Каспарова. СПС и «Яблоко», по-видимому, ждёт судьба маргиналов. Единственный разумный выход для них – это объединение на базе одной из партий, с привлечением отколовшихся от них в разное время групп. Только тогда они вернут свой традиционный электорат, пусть и не в полном объёме.
«Патриоты России» на этих выборах выступали как «спойлер» по отношению как к КПРФ, так и к «Справедливой России». Но они не смогли эффективно сыграть эту роль. Не смогли они и преодолеть 7-процентный барьер ни в одном из регионов, даже в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, на которые возлагались наибольшие надежды. Теперь электоральные перспективы партии (точнее, их полное отсутствие) на выборах в Госдуму определились абсолютно чётко. По-видимому, следует ожидать если не закрытия этого политического проекта, то, по крайней мере, исхода оттуда ряда фигур. Те деятели (как на общероссийском, так и на региональном уровне), которые сейчас колеблются между «патриотами» и «справедливцами», по-видимому, вынуждены будут сделать выбор в пользу «эсеров», как это, не дожидаясь выборов, сделал Гудков со своими «народниками». Речь в данном случае может идти о С. Глазьеве (несмотря на его заявление об уходе из политики), Г. Селезнёве и т.д.
Партия «Зелёных» выдвинула свой список в единственном регионе – Самарской области, и набрала здесь почти 8%. Но это связано исключительно с местными факторами – на партию сделала ставку одна из местных ФПГ.
РКРП выдвигалась в Тюменской области, но не добилась успеха, хотя и оторвала от КПРФ 2,5% голосов (в результате чего эта область стала единственной, если не считать Дагестана, где КПРФ получила меньший процент, чем в 2003 году). Правда, эта партия могла рассчитывать на большее, если бы её список возглавил не В. Тюлькин, а популярный местный депутат В. Черепанов. Однако последний не только не вошёл в список, но и был снят с выборов в одномандатном округе, что во многом и привело к таким печальным для РКРП последствиям (в 1995 году она заняла в Тюменской области второе место, а в 1999 – третье, уверенно преодолевая и 5-, и 7-процентный рубеж).
«Народная воля» потерпела унизительное поражение в Омской области – на родине своего лидера С. Бабурина, заняв здесь последнее место с 1,4% голосов. Учитывая, что в 1995 году блок «Власть – народу!», в который входил Бабурин, получил здесь более 8%, тенденция просматривается ясно: у этой партии в её нынешнем виде никаких электоральных перспектив нет, и властью она может использоваться только с одной целью – для направления «в мирное русло» радикально-националистических течений. Во всяком случае, её роль «спойлера» по отношению к партии «Родина» осталась в прошлом, что подтверждается фактической ликвидацией бабуринской фракции в Госдуме и передачей её Г. Семигину.
В данном материале я практически не касался Дагестана, где можно говорить скорее не о выборах, а о столкновении клановых интересов и административных ресурсов. Но результат выборов здесь оказался именно таким, какой был нужен федеральной и региональной власти. В парламент прошли только три партии, лояльные властям, – «Единая Россия», «Справедливая Россия» и аграрии. КПРФ получила по официальным данным только 5,5%. Таким образом, тенденция по снижению результата коммунистов в этой республике, начавшаяся ещё в 1995 году, продолжилась. Любопытно, что в двух районах, в которых КПРФ в 2003 году удалось опередить «Единую Россию», на этот раз партия власти получила соответственно 76,8% (в Новолакском районе) и целых 97,5% (в Кулинском). Во всяком случае, никаких обобщений на основе дагестанских данных делать не приходится.
Выборы показали, что новации в избирательном законодательстве не всегда идут на пользу партии власти. Как и следовало ожидать, избиратели, ранее голосовавшие «против всех», не поддержали партию власти. Но не стоит подозревать разработчиков закона в том, что они перехитрили сами себя. Вероятно, расчёт делался на то, что протестные голоса перейдут к партиям-сателлитам – «Справедливой России», ЛДПР и отчасти «баковскому» СПС. И расчёт этот полностью оправдался.
Также выборы показали бесперспективность мелких партий: даже довольно раскрученные «Патриоты России» не смогли пройти ни в одно из Заксобраний. Зато все крупные партии («Единая Россия», КПРФ, «Справедливая Россия», ЛДПР) получили, как правило, больше голосов, чем на предыдущих выборах. Таким образом, сама действительность толкает политические партии в сторону объединения и более чёткой структуризации политического спектра России.
Выборы 11 марта стали «генеральной репетицией» декабрьских выборов в Государственную Думу. По-видимому, расклад сил на них будет примерно таким же, хотя нельзя исключать, что Кремлём будет проведена новая кампания по дискредитации КПРФ в пользу «Справедливой России» – в видах укрепления двухпартийной системы. Однако прохождение как коммунистов, так и жириновцев в следующую Думу всё же не вызывает сомнений (причём, скорее всего, с более высоким результатом, чем в 2003 г.). Что касается либерального фланга, то тут успеха может добиться только объединённая партия, перспективы создания которой практически не просматриваются.
Павел Петухов

UPD 21 марта:
По свежим данным, КПРФ и "Патриоты России" всё же проходят в парламент Дагестана.
http://ismi.ru/pk/index.php?IDE=5586
Tags: статьи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments