Павел Петрович (pavel_petukhov) wrote,
Павел Петрович
pavel_petukhov

В красно-оранжевом тумане, или Диалектика переходного периода

Написано весной 2006 в соавторстве с С. Чупраковым, опубликовано в журнале «Сибирь» (2006 №4), а также:

http://ismi.ru/pk/index.php?IDE=2391
http://www.rus-crisis.ru/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=1615

К сожалению, с течением времени в головах у наших поборников «союза патриотов с либералами» не проясняется. «Оранжевый туман» всё плотнее застилает глаза как ортодоксальным марксистам, так и представителям национал-большевистской идеологии. Особенно характерна здесь позиция НБП. Лимонов публикуется на ультралиберальном интернет-сайте «Грани» (вместе с В. Новодворской). В «Лимонке» печатаются многочисленные статьи на тему «Почему националистам следует поддержать оранжевых против Путина». Но сейчас речь не о них.
Вот перед нами статья Анатолия Башелханова «Так ли страшна «оранжевая революция»» («Сибирь», 2006, №1). Автор позиционирует себя как сторонника марксизма и при помощи, как ему кажется, марксистской методологии пытается проанализировать «оранжевую революцию» на Украине и вероятность её повторения в России. Оставим более серьёзным специалистам оценку статьи на соответствие принципам марксизма, а сами проанализируем её, выражаясь словами самого А. Башелханова, «с позиций реальности». С одной стороны, основная мысль статьи вроде бы ясна: «оранжевая революция» в России крайне маловероятна, для неё нет ни объективных, ни субъективных оснований. Но с другой стороны, бросаются в глаза явные реверансы автора по отношению и к украинским «оранжистам» («украинцы молодцы, что дали щелчок по носу тем, кто этого во многом заслужил»), и к либеральной идеологии вообще. Таким образом, вывод, который мы можем сделать по прочтении статьи Анатолия, таков: нынешний режим в России крепок, в ближайшее время расшатать его не представляется возможным, но, тем не менее, оппозиция (как левопатриотическая, так и либеральная) должна сплотиться для борьбы с ним и «активно бороться за свои гражданские права и свободы».
Обратим сначала внимание на откровенно спорные утверждения. «Марксизм, наряду с либерализмом, является одной из превалирующих в общественном сознании идеологий. Самые простые требования – соблюдение прав и свобод граждан (право на жизнь, здоровье, труд) – объединяют практически всех. Либералы, кроме того, требуют обеспечить свободную конкуренцию и свободный рынок, гласность, убрать произвол чиновников и т. п. Коммунисты (марксисты) стремятся к социальной справедливости, свободе, равенству и братству. Идеи либерализма и марксизма выработаны веками, и их основные тезисы о защите прав и свобод людей, с моей точки зрения, являются справедливыми».
Заметим, что А. Башелханов здесь делает отличный подарок тем, кто пытается объявить марксизм и либерализм «двоюродными братьями», одинаково чуждыми России. А это значит – перечёркивать советский опыт, который показал реальную возможность организации общества на нелиберальных принципах, принципах солидарности, уходящих корнями не в марксизм (марксизм – это внешняя форма, пусть и необходимая на определённом этапе), а в традиционное общество, крестьянский мир. Как всё это может совмещаться со «свободной конкуренцией и свободным рынком», за которые, судя по вышеприведённой фразе, ратует А. Башелханов, – совершенно непонятно.
Кроме того, надо уточнить, права и свободы каких людей либерализм защищает, а точнее – кто, по мнению либералов, является людьми. Людьми являются лишь полноценные участники экономической игры. «Неучастниками» такой игры может не быть 90% населения, так как, с точки зрения либералов, помогать можно только немногим (эту социал-дарвинистскую риторику мы и сейчас слышим чуть ли не каждый день, в том числе и со стороны членов правительства). Между тем в современной России дело обстоит именно так. Работают (принося прибыль) и обслуживают работающих не более 10-15% населения. Остальные – живут на дотации, размеры которых таковы, что позволяют им пребывать в уверенности, что и они –полноправные участники игры. Однако это не так. Можно говорить о том, что размеры этой дотации всё уменьшаются, вследствие естественного выбытия основных фондов и исчерпания невозобновляемых ресурсов, но ведь это не делает несчастных участниками игры. Ведь в традиционном смысле их никто не эксплуатирует. И хотя в стране ещё остались предприятия, выпускающие промышленную продукцию, делают её на радость всем нам в хорошей «обертке», вырос, по сравнению с советскими временами ассортимент (чего, правда, не скажешь о качестве) но… в полноценных рыночных отношениях они не участвуют. Всем памятны заявления Украинского правительства, что цена 100 долларов за 1000 м3 смертельна для украинской промышленности. Несложно узнать, по какой цене «отпускается» газ для российских заводов и фабрик (и простых домохозяек!). Понятно также, чем обернется для них переход на «полноценные» рыночные отношения (250 долларов за 1000 м3). Что удерживает тот же «Газпром» от такого шага? Возможно, как неоднократно писали патриотические публицисты, лишь «чувство самосохранения». При появлении хотя бы минимальной гарантии безопасности для себя (которую вполне могут дать внешние силы) до «прав и свобод» основной массы населения России либералам на следующий же день не будет никакого дела. Желаем мы в этом убедиться? И ещё один вопрос — все ли потенциальные участники российского «оранжада» это понимают?
Уже в начале статьи мы натыкаемся на ещё одну странную фразу: «В целом же за Ющенко был средний бизнес (миллионеры), а за Януковича – олигархи (миллиардеры)». Как это понять? Вероятно, с точки зрения автора, 93% населения Львовской области – миллионеры, а 96% населения Донецкой области – миллиардеры… К таким курьёзам можно прийти, сводя серьёзнейшее цивилизационное столкновение к банальной схватке между двумя группами господствующего класса. Впрочем, думается, что автор сказал это исключительно ради красного словца, поэтому обратимся к другим аргументам.
На наш взгляд, главная ошибка Башелханова — постоянная путаница стратегии и тактики. Прежде всего, надо отметить его поддержку «нейтралитета» украинских коммунистов во главе с Симоненко во втором и третьем турах президентских выборов. По мнению А. Башелханова, «позиция коммунистов, когда они не поддержали ни одного из кандидатов, была совершенно правильной. Большой разницы между ними не было, и Янукович в случае своей победы не стал бы опираться на патриотов. Нужно понимать, что он представлял интересы крупного бизнеса, и, став президентом, он в первую очередь опирался бы на олигархов». Он прав и не прав одновременно. Да, с точки зрения так любимого всеми марксистами отношения к собственности он прав. Но именно это-то и не имеет значения в случае удачи «оранжада». Потому что целью олигархии и стоящего за ней Запада и не является «строительство капитализма». То, что называется «развитым капитализмом» – лишь вершина пирамиды, в основании которой – нищие страны «третьего мира». В случае Украины, победа Ющенко (так же как и других «цветных революций» в бывших союзных республиках) – в первую очередь инструмент политического давления на Россию. В случае победы «оранжада» в России, конечная цель – уничтожение России как суверенного государства, а вовсе не эксплуатация рабочих капиталистами на предприятиях, владельцами которых станут западные бизнесмены. В планы Запада входит физическое уменьшение населения России до «экономически оправданного» уровня.
Совсем уже непонятно с этой точки зрения объяснение необходимости «оранжада». Если Янукович почти ничем не отличается от Ющенко, зачем все усилия? С Грузией тоже непонятно. С одной стороны, Башелханов сам пишет, что цель «оранжада» – «ельцинизм». Но вот вам в Грузии при Шеварднадзе – и так «ельцинизм». Зачем в таком случае революция? Это значит, что ельцинизм – лишь одно из свойств того режима, установить который было необходимо в Грузии после «оранжада». В другой стране у режима, который пришел бы на смену свергнутому, в результате революции может быть другое свойство. И цель для каждой из стран будет разная – «шахматная доска», знаете ли.
Вернёмся к Украине. Сейчас, после выборов в Верховную Раду, можно делать выводы относительно «правильности» позиции компартии. Она, хоть и прошла в парламент, набрала при этом унизительно маленький процент голосов – 3,5%. И основные потери приходятся на юго-восточные регионы – Крым и Донбасс. Русское население не простило партии Симоненко её отказа от поддержки Януковича и предпочло проголосовать или за Партию регионов, или за «Народную оппозицию» Натальи Витренко. Коммунисты, которые в 90-е годы на Украине, как и в России, были основной альтернативой существующему режиму, полностью утратили свои позиции. И винить в этом они могут только себя.
Существует мнение, что оранжевые события в странах бывшего СССР имеют очень существенную психологическую «подпитку» – на уровне массового сознания там есть понимание того, что Запад, устраивая оранжевый переворот, ведет войну прежде всего с Россией, принимая страну, в которой оранжевый переворот прошел успешно, в «западный лагерь». А не это ли является целью любого «суверенного» государства?.. Россия же является в этой войне, так сказать, не объектом, а субъектом – врагом, против которого все эти «революции» и направлены. Делается вывод, что по этой причине Запад устраивать у нас ничего подобного не будет – против кого тогда? Думая так, мы забываем, что в результате 15-летних либеральных реформ Россия уже давно не представляет для Запада былой угрозы. Единственное, чем обеспокоен сейчас Запад – технической сохранностью газо- и нефтепроводов, да возможным альянсом России с какой-либо быстроразвивающейся страной «третьего мира». Не с Китаем ли? В такой игре Россия тоже оказывается не «субъектом», а «объектом», инструментом в руках Запада.
Затем А. Башелханов задаётся вопросом: «И, если не секрет, – кто такие “патриоты”? Кто они по убеждению – капиталисты, монархисты, социалисты? А может быть, новоявленные бандеровцы или петлюровцы – они ведь тоже считают себя патриотами Украины? Или все “русскоязычные”? Или просто все обиженные властью люди? Этого я из статьи так и не понял. (И как отличить “истинных” патриотов от “неистинных”?)». Перед тем как ответить на этот вопрос, а ответ на него очевиден, отметим, что, как и подобает всякому, кто придерживается марксистского механицизма, Башелханов считает, что носитель определенных убеждений, во-первых, всегда отдает себе отчет, что он действительно, тот самый «капиталист, монархист, социалист», а во-вторых, что эти убеждения обусловлены его, так сказать, «бытием» – наличием или отсутствием средств производства, близостью к монаршему двору и т. п. К сожалению, сейчас это не так. И примеров можно привести массу – из российской жизни в том числе. Либералов мальтузианского толка в дырявых носках, но с высшим образованием знает, наверное, каждый, причем не одного. Действительны и обратные примеры. И причина этого – «постмодерн».
Это – субъективный момент. А объективно «патриоты» – это те политические силы, которые выступают против неолиберального «Нового Мирового Порядка», в рамках которого будущего ни для России, ни для Украины нет. Очевидно, что эти силы выступают за социализм, хотя совершенно не обязательно в его марксистской интерпретации (которую А. Башелханов, видимо, считает единственно верной). Просто потому, что для мировой капиталистической системы Россия, как и Украина, – это страны «экономически неэффективные». Западный капиталист не собирается здесь никого «эксплуатировать». Можно даже сказать, что в России нет «капитализма» в традиционном, марксистском понимании. Рабочие не производят прибавочной стоимости. Фактически «рабочими» они станут только тогда, когда кто-то, хоть они сами, хоть западный потребитель, воспользуется плодами их труда, при условии, что эти товары и услуги будут произведены в рыночных условиях, при рыночных ценах на сырье и энергоносители. Можно считать это дурной шуткой, но в такой «терминологии» отечественные получатели западных грантов вполне подпадают под понятие «производители конкурентоспособной продукции» – их «продукция» востребована на западном рынке (её потребители, правда, личности весьма специфические). В остальных же сегментах российской экономики при выполнении этого условия всякая экономическая жизнь «схлопнется», за исключением населенных пунктов при скважинах. Причем эти населенные пункты придется усиленно охранять от желающих быть «поэксплуатированными».
Естественно, что в таких условиях не приходится говорить о «национальной буржуазии» и «буржуазном национализме». «Отечественный» капитал, занимающийся выкачиванием природных ресурсов, является лишь проводником интересов мировой олигархии. В условиях Украины, соответственно, ни «петлюровцев с бандеровцами», ни Ющенко, ни даже Януковича к «патриотам» отнести никак нельзя. Патриоты – это те силы, которые выступают против втягивания Украины в НАТО и Европейский союз (в роли поставщика дешёвой рабочей силы) и, соответственно, за новое «воссоединение Украины с Россией» – не только как двух братских, искусственно разделённых народов, но и по более приземлённым мотивам – вместе легче бороться за своё выживание. На данный момент среди лидеров стран СНГ этим условиям соответствует разве что президент А. Лукашенко, и с этим, думается, вряд ли кто-нибудь будет спорить.
Большинство из тех, кто отрицает возможность «оранжевой революции», обосновывают свое мнение тем, что для «оранжевых» в России отсутствует социальная база, так как большинство населения – носители более-менее левых взглядов. Кремль и сам вынужден активно использовать «социальную» лексику. Партии власти побеждают на выборах под «псевдолевыми» лозунгами. Это необоснованно по двум причинам.
Во-первых, «оранжевые» и не обязаны позиционировать себя как либералов-западников. Они могут взять на вооружение вовсе даже не ультралиберальные, а вообще любые лозунги. Вплоть до возврата натуральных льгот (благо льготники сами показали, за что они способны стихийно выйти на улицу). В эпоху постмодерна любые цели легко «заворачиваются» в какую угодно обертку. Вспомним того же Путина с его речами о каком-то «социальном государстве» – общество до сих пор спокойно спит под эти сказки. Что уж тут говорить о возбужденной толпе. Впрочем, у А. Малера об этом сказано достаточно.
Во-вторых, как это ни парадоксально, в определённом смысле подсознательными сторонниками ультралибералов являются почти все. За 15 лет в процесс проедания природных ресурсов (в обмен на продовольствие и ширпотреб) оказались втянуты все слои общества – от сторожей до олигархов. В России сейчас, наверное, нет даже тончайшей социальной прослойки, хоть как-нибудь не связанной с «проеданием». На подсознательном уровне народ понимает, что хотя бы временное прекращение или ограничение цепочки сырье-ширпотреб немедленно вызовет острейший потребительский кризис. Именно поэтому возможный «перехват инициативы» у «оранжевых» патриотическими силами не будет таким простым, как кому-то представляется.
Критики «оранжевого» сценария не учитывают и возможного отношения к нему власти. Они изначально полагают, что власть не заинтересована в «оранжевом» перевороте и является его противником. Предлагаем эксперимент. Представим, что Горбачев в 1991 г. сам захотел сделать то, что сделал Ельцин? Вот он собственноручно распускает КПСС, назначает Гайдара премьер-министром, и находится у власти в 90-х годах. Почему мы не можем себе этого представить? Такой политик не мог бы рассчитывать даже на минимальное доверие народа и получил бы кампании массового неповиновения, даже если бы отменил выборы. В отличие от западных демократий (которые, тем не менее, также нуждаются в «общественном согласии», формируемом СМИ) в России недостаточно «бумажного» подтверждения легитимности власти. Получается, что ГКЧП было идеальным сценарием для передачи власти. Ничего не напоминает? Власть же может быть заинтересована в оранжевом сценарии хотя бы по причине банального нежелания «разруливать» весь накопившийся клубок проблем с поддержанием минимальных социальных гарантий для людей, непосредственно не включенных в цепочку переправки за границу сырья.
Кто реально может противостоять «оранжистам»? Явно не «Единая Россия» – эта партия в критический момент просто уйдёт в тень, а затем примкнёт к победителю. Не «нашисты»: их роль – это роль «опереточных злодеев» в оранжевом спектакле, и никакой серьёзной силы они из себя не представляют. Большая часть элиты так или иначе примкнёт к «революционерам». И единственной силой, которая была бы в состоянии с ними бороться, могла бы стать именно патриотическая оппозиция, естественно, при условии объединения и превращения в реальный фактор политики. И что же делает власть? Она предпринимает все меры, чтобы разобщить патриотические силы и вытеснить их на обочину политической жизни.
Яркий пример – неожиданно обострившаяся в последние месяцы «борьба с русским фашизмом». К «фашистам» причисляются практически все лидеры патриотических движений (вплоть до Рогозина и Бабурина), депутаты Госдумы, писатели и деятели культуры. В содержательном смысле «русский фашизм» – это нонсенс, тем более в той обёртке, в которой это подают либеральные СМИ, Общественная палата (именно она составила список из «100 фашистов») и т.д. В данном случае слово «фашизм» – это некая «чёрная метка» для партий и движений патриотической направленности. Им как бы говорят: в «цивилизованной европейской стране» вам не место в большой политике, вы маргиналы.
И на избирателей это действует. В 1996 году половина страны голосовала за Зюганова потому, что осознавала реальную возможность его победы. Так же половина Украины голосовала за Симоненко. Но прошло время, и коммунисты и здесь, и там превратились в опять-таки маргинальные партии. И дело не в том, что взгляды людей серьёзно изменились, а в том, что люди понимают: эти партии к власти уже не придут. Им просто никто не позволит прийти к власти. В России этот процесс ещё не завершён, но можно предположить, что на следующих региональных выборах осенью 2006 года КПРФ подвергнется такой же атаке, как «Родина» этой зимой. Возможно, Зюганова, подобно Рогозину, сместят (или, во всяком случае, попытаются сместить) с поста лидера партии, будет развёрнута антикоммунистическая кампания в СМИ. И первые признаки уже видны – вновь обострились нападки на мавзолей Ленина и требования переименовать улицы. Вряд ли случайна и печально известная резолюция ПАСЕ, осуждающая «преступления коммунистических режимов». Вполне возможны и более конкретные действия властей в этом направлении. Например, к предвыборной кампании 2007 года, которая совпадает с 90-летним юбилеем Октябрьской революции, можно приурочить вынос тела Ленина из Мавзолея и другие действия в этом направлении. Это приведёт к расколу патриотических сил: «правые», монархисты и националисты севастьяновского толка поддержат действия властей, а коммунистов и нацболов они толкнут в ещё более плотные объятия «оранжевых» (либералы, например, в лице писателя В. Ерофеева, известного, в частности, своим яростным антикоммунизмом, уже заявляют, что «Ленина хоронить не ко времени»). Ни о какой коалиции даже теоретически невозможно будет говорить.
И после этого кто-то ещё противопоставляет «кремлёвских» и «оранжевых»? Вывод таков: либо власть готовится к политическому «самоубийству», либо она – «не совсем власть». Любая нормальная власть заинтересована в расширении своей социальной базы, а эта власть своими руками толкает как можно большее количество людей в ряды оппозиции. Разве откровенно антисоциальные законы об отмене льгот, о «реформе» учебных заведений, ЖКХ и так далее, принятые в период огромных доходов и профицита бюджета, можно расценивать иначе как вредительские акции по отношению к государству?
Или возьмём наше телевидение. Основные «аналитики» у нас – люди, известные своими русофобскими и ультралиберальными взглядами (Сванидзе, Познер и т.д.). Можно ли сомневаться, что эти люди вызывают у большинства населения острейшую аллергию? И, кстати, можно ли сомневаться, что в случае реального наступления «оранжевых событий» они окажутся на стороне прозападных «революционеров», а не на стороне власти, которую они сейчас «обслуживают»? А телевидение, как нас уверяют, находится под полным контролем государства. Если это так, то под чьим же контролем находится само государство?
Вообще, представления многих о системе власти весьма поверхностны. Наверху сидит президент, который «выстраивает вертикаль» и задаёт направление всей жизни страны, а внизу – правительственный аппарат, который выполняет его распоряжения. Конечно, действительность гораздо сложнее. Президент (не только Путин, любой президент) – в значительной степени декоративная фигура. Реальная власть принадлежит элитам, структура которых также довольно сложна. В конкретных условиях России наиболее влиятельная сила – это так называемая «олигархия», тесно связанная с Западом. Конечно, и среди «олигархов» есть внутренние противоречия, но сейчас речь не об этом. Определённым противовесом олигархии выступает государственный аппарат – до некоторой степени самодовлеющая сила, хотя и связанная с крупным бизнесом. Для олигархии и Запада наш госаппарат – «неизбежное зло», нужное, чтобы хоть как-то контролировать страну. Крупному бизнесу государство нужно как «ночной сторож», а не как самостоятельная сила. Но «делиться» с ним становится всё более в тягость. Гораздо удобнее выделить отдельные, экономически самостоятельные регионы (например, нефтегазоносную Тюменскую область) и спокойно их эксплуатировать. Путинская «вертикаль власти» была необходима олигархии и Западу, чтобы расправиться со старой советской элитой. В 1999 году она объединилась в блок «Отечество – Вся Россия» и пыталась претендовать на власть. Угроза с этой стороны была пресечена олигархией в союзе с «силовиками», при помощи фигуры ельцинского «преемника» – Путина. Теперь же этот «мавр» сделал своё дело и может спокойно уходить.
Вопрос, таким образом, не в том, собирается ли Путин отдавать власть «оранжевым» или кому бы то ни было, а в том, каковы на этот счёт планы олигархической элиты. Мы сильно подозреваем, что в эти планы как раз и входит организация в России чего-то подобного «оранжевой революции». Тем самым, во-первых, будет устранён «конкурент» в лице бюрократического аппарата, а во-вторых, будут созданы условия для складывания в России двухпартийной системы – такой системы, которая наиболее выгодна олигархату.
«Я не печалюсь, – пишет А. Башелханов, – что на Украине победил Ющенко. Да, потрясения там предвидятся, и немалые. Но при Януковиче было бы не лучше. Внешне, возможно, было бы больше стабильности. Украинцы тихо вымирали бы, как и мы в России, а власти отчитывались бы об увеличении ВВП». В том-то и проблема, что ни о каких грядущих «потрясениях» и речи не идёт. Напротив, оранжевая революция несёт с собой именно ту самую «стабильность» – стабильность кладбища, о которой говорит сам А. Башелханов.
Двух- или трёхпартийная система, установленная на Украине, позволяет олигархии и стоящему за ней Западу полностью контролировать всю политическую систему страны. Теперь в их руках не только партия власти, как в 90-е годы, но и оппозиция. Жителям восточных районов страны в этом качестве предлагается партия Януковича – вроде бы пророссийская, но при этом откровенно антисоциальная. Жителям центра и отчасти западных областей – блок Юлии Тимошенко. Те силы, которые так или иначе выбивались из этого ряда, противопоставляли себя не просто отдельным фигурам, а существующей системе в целом, – коммунисты и блок Н. Витренко – оказались отодвинуты на периферию. Двухпартийная система, внешне более «демократичная», чем однопартийная, на самом деле является наиболее эффективным инструментом манипуляции сознанием. Любое недовольство можно направить в нужное русло, обратив его исключительно против ныне правящей партии, и привести к власти её «спарринг-партнёра». Система в целом от этого нисколько не пострадает.
Яркий пример в этом отношении – США. Даже названия двух сменяющих друг друга у власти партий звучат как издевательство: «республиканская» и «демократическая», то есть одно и то же, но на разных языках (латинском и греческом). Людям как бы говорят: выбирайте кого хотите, ничего от этого не изменится. Если вы приверженец «традиционных ценностей» – голосуйте за республиканцев, но тогда вам придётся терпеть откровенно классовую, антисоциальную политику в экономической сфере. Если же вы за социальную справедливость – разумеется, в «пределах разумного», – то голосуйте за демократов, зато в этом случае вам гарантировано принятие законов о разрешении гомосексуальных браков, об эвтаназии и т. п. Ну а если вы хотите совместить справедливость с традиционными ценностями – то вам нет места в политическом спектре. Вы выпадаете из Системы. Ещё более ярко всё это проявляется в Европе.
Итак, олигархическая элита, за которой стоит Запад – это та сила, которой выгодна «оранжевая революция». «Политическое крыло» олигархии – так называемые либеральные партии и движения. Сейчас в России они пребывают в «замороженном» состоянии после поражения на выборах 2003 года. Чем было это «поражение»? Не был ли это сознательный уход в тень? Действительно, либеральный курс власти и в экономике, и во внешней политике остался неизменным, зато СПС и «Яблоко» дали возможность населению от себя отдохнуть. Может быть, с тем, чтобы явиться к следующему выборному циклу – уже в новом образе. Может быть, и с новым лидером в лице М. Касьянова, и с новым «брэндом» – вместо надоевших старых партий Касьянов и его сторонники создают некий «Народно-демократический союз».
Пока все эти попытки выглядят не очень серьёзно, но до выборов ещё полтора года. Что может произойти за это время? Нынешняя «стабильность» в значительной степени основана на высоких ценах на нефть. Будут ли они расти и дальше, или произойдёт падение? Сложно прогнозировать, но второй вариант вполне вероятен. А это – сокращение доходов бюджета, провал всех социальных программ и уж тем более – отказ от выдвинутых президентом «национальных проектов». Прибавим к этому износ всех основных фондов – ведь, по сути, сейчас мы живём за счёт того, что «проедаем» советское наследство. В 2007 и эта проблема должна обостриться. Как следствие – массовое недовольство населения. А с учётом того «разгрома» патриотических сил, о котором говорилось выше, всё это объективно работает на успех «оранжевых». Ведь «свято место пусто не бывает», и население, убедившись в бесперспективности голосования за «левых» и патриотов, предпочтёт поддержать скорее «демократическую оппозицию», чем действующую власть.
Удивительна позиция тех представителей патриотических сил, которые считают на этом основании, что нужно создавать некую «красно-оранжевую» или «оранжево-красно-коричневую» оппозиционную коалицию. Особенно эта точка зрения характерна для НБП. Фактически она согласилась с ролью «ведомого» и отказалась от собственного проекта, мотивируя это тем, что задача нынешнего момента – свержение существующего режима (и антидемократического, и антирусского), после чего, в условиях «свободы», которая якобы наступит, легче будет вести борьбу. НБП, не имея регистрации, неизбежно будет «таскать каштаны из огня» для «демократической оппозиции», более того, её участие в «оранжевом» проекте как бы «снимет табу» для патриотически настроенного избирателя на голосование за «демократов». Лимонов обеспечит «оранжевым» и голоса, и «массовку» для уличных действий. А после того, как дело будет сделано, участь НБП, как и других патриотических партий, будет весьма печальной – ей просто не найдётся места в политической системе, где роль «оппозиции» возьмёт на себя бывшая «партия власти» (подобно Януковичу на Украине).
«Враг моего врага – мой друг», – говорят «национал-оранжисты». Допустим даже, что «оранжевых» можно назвать врагами существующей власти, хотя это большое упрощение. Но и в этом случае было бы правильно учитывать соотношение сил. А сила российской бюрократии неизмеримо меньше, чем сила олигархии, за которой стоит Запад. В схватке двух врагов никак нельзя желать победы более сильному из них – ты окажешься следующим в очереди на съедение к «товарищу волку». Как ни хотелось бы кому-то думать, что «оранжевые революции» расшатывают Систему, на самом деле они только укрепляют и стабилизируют её.
Не надо изображать противников «оранжада» как приверженцев существующей власти, как это пытается делать А. Башелханов. Последовательная оппозиционность С. Г. Кара-Мурзы действующей власти слишком хорошо известна, чтобы лишний раз о ней говорить. Идти на поводу у «оранжевых» – не значит бороться против власти. Несколько упрощая, даже можно сказать: встраиваться в «оранжевый» проект – это и значит помогать действующей власти. Помогать сдавать страну.
Нынешний режим в любом случае не сохранится после 2008 года. И задача патриотических сил – не поддаваясь ни на какие провокации, стараться повернуть дело в свою пользу, то есть в пользу России. Создав мощную коалицию, можно стать реальной альтернативой «оранжаду». Власть, погрязшая в коррупции и тесно связанная с Западом, не сможет или не захочет противостоять либеральным «революционерам». Но если вывести людей под противоположными лозунгами, власть уже не сможет оправдать свою пассивность тем, что «нельзя противостоять воле народа». Она будет вынуждена принять к «оранжевым» жёсткие меры. И тем самым противопоставит себя и Западу, и отечественным «либералам». Ей будет не на кого опереться. И здесь патриотическая коалиция неминуемо выйдет на главные роли. То, что невозможно в союзе с либералами, станет возможно в противоборстве с ними. Такова диалектика переходного периода. Главное – не допустить, чтобы он оказался «переходным периодом из ниоткуда в никуда».

Павел Петухов
Сергей Чупраков
Tags: статьи
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment