Павел Петрович (pavel_petukhov) wrote,
Павел Петрович
pavel_petukhov

Categories:
  • Music:
Прочитал книгу Александра Елисеева (a_eliseev) «Социализм с русским лицом». Книжка средней толщины, но довольно информативная (хоть и без справочного аппарата, к сожалению) и затрагивает много интересующих меня вопросов.
В первых главах обнаружил много общего с моей дипломной работой – и по тематике (взгляды русских консерваторов начала 20 века), и по некоторым выводам. Хотя, конечно, всё более развёрнуто и на гораздо большем материале.
Упоминается Константин Леонтьев, хотя ему уделено в рамках этой темы явно недостаточно внимания. А вот Николай Фёдоров, к сожалению, не упоминается вообще, что уж совершенно непростительно.

Вообще книжка очень полезная, особенно для «правых патриотов» антисоветского толка, хотя некоторые акценты проставлены так, что согласиться невозможно. Например, ещё во введении автор отмежёвывается от «левых» и подчёркивает свою «правизну». В очередной раз делается попытка отобрать слово «правый» у «узурпаторов»-либералов из СПС и вновь присвоить его патриотам-традиционалистам. Честно говоря, непонятно, зачем им это нужно.
Правда, никакой серьёзной характеристики «левому» и «правому» не даётся. Делается только отсылка к мифологическим представлениям о Правде и Кривде, к тому, что на Страшном суде праведники будут находиться по правую руку от Христа, а грешники – по левую (не удержусь от замечания, что для зрителя этой картины как раз праведники будут «левыми», а грешники «правыми», т.к. всё зависит от угла зрения).

Ещё Елисеева, похоже, смущает и пугает слово «коммунизм»: он его противопоставляет «нормальному» социализму. На самом деле, по-моему, очевидно, что коммунизм – это и есть русский национальный вариант социализма. Недаром на Западе он так и не привился, мутировав или в социал-демократию, или в троцкизм.
Так что «правые социалисты» по привычке боятся самого слова «коммунизм», ассоциируя его с чем-то безбожным и антитрадиционным. Тем не менее сам Елисеев в конце книги рисует вполне коммунистический идеал: «И тогда производительные силы достигнут высочайшего, невиданного уровня развития. Возникнет то самое пресловутое изобилие, которое покончит с напряжённой борьбой за существование. Человек станет получать по потребностям, а всё необходимое (еда, одежда, жильё, личное транспортное средство и т.д.) станет бесплатным». В общем, самый типичный коммунизм, только с ведущей ролью государства.
Это «государственничество» автора доходит до какого-то культа. Вполне по-анархистски (только с обратным знаком) государство противопоставляется обществу и трактуется как некая внешняя сила, абсолютно от общества не зависящая. Отсюда происходят некие забавные вещи. Например, в СССР, оказывается, общество в лице Коммунистической партии подчинило себе государство (окончательно – после смерти Сталина), и поэтому в СССР был не социализм, а капитализм! С номенклатурой в роли буржуазии. Тут уж автору спасибо скажут западные леваки, которые всегда стремились доказать то же самое, хотя его метод доказательства очень уж странный и нелогичный. И вообще, может ли государство быть силой, абсолютно свободной от общества? В течение длительного времени – вряд ли.
Вот, автор говорит, что Сталин стремился к постепенному свёртыванию товарно-денежных отношений, рынка как такового. А через страницу Сталину приписывается желание «видеть правящую партию не коммунистической, но социалистической организацией». Что тут понимается под социализмом и коммунизмом – вообще непонятно.
Елисеев также обвиняет КПСС в том, что она «использовала мощные государственные рычаги в целях совершенно утопических. Ярчайший пример – альтруистическая поддержка разных «братских» режимов и партий по всему миру, которая серьёзно подрывала советскую экономику». Интересно, а сам автор как бы поступил в условиях глобального геополитического противостояния? Что в этом «утопического»? Просто насущная политическая необходимость плацдармов и союзников в «холодной войне». В общем, очень странное обвинение.

Ещё из тем, затронутых в книге, можно обратить внимание на характеристику русских либералов 19 века. Тут автор совершенно правильно указывает, что с ними не всё так просто: «в позапрошлом веке, который не так уж и далёк от нас, либерализм часто выступал как сила весьма охранительная и традиционалистская. Напротив, некоторые влиятельные консерваторы вольно или невольно отстаивали западнический капитализм». Правда, вряд ли оправданно ранние либералы вроде Чичерина и Кавелина предпочитаются поздним, вроде Милюкова. Чичерин был гораздо ближе к западной версии буржуазного либерализма с его социал-дарвинизмом, Милюков же, напротив, ориентировался в значительной мере на наследие народников (как и в целом кадеты). Чичеринскую линию скорее можно сблизить с «Вехами» - памятником русского правого, буржуазного либерализма.

И ещё один интересный вопрос – об эсерах. В книге отмечается, что в 1917 году они, вопреки своим идеологическим основам, пошли за меньшевиками и признали необходимость капиталистического этапа для России. То есть как бы поменялись местами с большевиками, которые, также вопреки марксистской идеологии, наоборот, взяли курс на форсированную социалистическую революцию в крестьянской стране со слабым уровнем капиталистического развития. Но причины этой «рокировки» вновь не объясняются. Вообще я не встречал в литературе объяснений такому странному поведению эсеров (ну, понятно, масонство, но это относится только к верхушке партии, а не к рядовым членам). Может, кто что посоветует на эту тему?
Tags: литература, теория2
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 29 comments