September 2nd, 2009

съёмки, свояк

(no subject)

Уважаемые иркутские френды!
Если вам бросят в почтовый ящик листовку или где-нибудь на остановке всучат предвыборную газету, не выбрасывайте, а приносите мне! По работе надо. Очень прошу!
  • Current Music
    Гражданская оборона - Хороший автобус
  • Tags
съёмки, свояк

Муравьёв-Негламурский

Сравните:

«Он прибыл в Иркутск в марте 1848 года. При знакомстве с чиновниками никому не подал руки — все они были плохо помянуты в отчетах ревизии сенатора Толстого. Страху навело заявление, поминавшее казненного декабриста Муравьева-Апостола: «Я не из тех Муравьевых, которых вешали. В случае чего, сам буду вешать!» И начал борьбу против махинаций золотопромышленников, которая оказалась небезопасной — звенья преступной цепочки вели в Петербург. Еще сложнее было с откупными делами — злоупотребления вошли в плоть и кровь большинства купцов, решавших все с помощью взяток. Отказавшись от «благ», которыми пользовались его предшественники. Муравьев вел аскетический образ жизни — работал допоздна, вставал в 5 утра. Выпив чаю с ромом и закусив сухарем, выходил в город в простой шинели, без охраны, навещал присутственные места, рынки, магазины.
«Столица Сибири погрязла в разврате и взяточничестве», — решил он.
Некоторые его методы выглядели диковинно, если не сказать — диковато. Для борьбы с проституцией Муравьев распорядился выдавать женщин легкого поведения замуж за штрафников. Свадьбы проходили так: солдаты и женщины выстраивались по росту друг против друга, затем каждый солдат подходил к стоящей перед ним девке и вел в церковь. После венчания и праздничного стола новобрачные проводили первую брачную ночь в общей казарме. Затем их отправляли на Амур. Как ни странно, большинство браков оказалось крепкими. Получив бесплатно по одной лошади, лес на строительство дома, сохи, бороны, молодожены обзаводились хозяйством, детьми. Такие меры оказались понятны и даже привлекательны.
Посетив улусные школы, Муравьев распорядился ввести в них преподавание русского языка. Это стало эпохой в просвещении инородцев. Обладая чутьем на таланты, он пригласил к себе выпускника Казанского университета Доржи Банзарова, первого бурятского ученого. В свите генерал-губернатора оказался и крещеный бурят Епифан Сычевский, знаток китайского языка, который стал переводчиком при заключении Айгунского договора (1858).»
Владимир Бараев, газета «Алфавит» No.30, 2000


http://www.trustintercom.ru/history/h3.html


И вот:

«Генерал-губернатор Восточной Сибири прибыл в Иркутск в марте 1848 года. При знакомстве с чиновниками никому не подал руки, сразу расставил все точки над i: "Я не из тех Муравьевых, которых вешали. В случае чего сам буду вешать!"
Муравьев вел аскетический образ жизни -- работал до поздней ночи, вставал в пять утра. Выпив чаю с ромом и закусив сухарем, выходил в город в простой шинели, без охраны: обходил рынки, магазины. Столица Сибири погрязла в разврате и взяточничестве, решил Муравьев и начал активно, подчас весьма оригинальными способами, с этим бороться.
Муравьев-Амурский ввел систему наказаний, на первый взгляд диковатую, зато действенную. Например, для борьбы с проституцией он распорядился выдавать женщин легкого поведения замуж за солдат-штрафников. После венчания их отправляли на Амур, выдав на семью по одной лошади, лес на строительство дома, сохи, бороны. Причем интересно, что большинство браков оказались довольно стабильными и крепкими. Посетив улусные школы, Муравьев распорядился ввести в них преподавание русского языка.»
<…>
Инна Доленко, специально для "Байкальских вестей"


http://politirkutsk.ru/view.php/639/1.php


Халтурите, уважаемые журналисты!