December 13th, 2008

съёмки, свояк

(no subject)

Тут, кстати, нельзя не обратить внимание на весьма любопытный факт. В идеологии классических русских националистов традиционно содержится обвинение в адрес Ленина и большевиков в русофобии и потворстве местным националистам. В то же время в идеологии местных националистов традиционно содержится обвинение Ленина и большевиков в русском шовинизме, в том, что лозунг «право наций на самоопределение» был для них лишь ширмой, за которой скрывались планы русификации окраин. Со своей националистической колокольни правы и те и другие, так как в разные годы проводилась разная политика, но в целом, судя по тому, что в результате 70 лет Советской власти по-русски заговорили Львов, Баку, Тбилиси и Талин, при этом без всяких насильственных мер со стороны властей, даже наоборот, при периодически повторявшихся попытках насильственным образом ограничить распространение русского языка, так вот, судя по таким результатам у местных националистов больше оснований для претензий к большевикам.
<…>
Тот объективный факт, что именно русские являются той большой исторической нацией, вокруг которой идет слияние и объединение различных национальных групп, населяющих нашу страну, сделал возможным появление прогрессивных форм русского национализма, от которых возможен прямой переход к интернационализму и коммунизму. Первой такой формой был национал-большевизм Устрялова, поддержавшего не только НЭП, в котором он справедливо видел форму термидора, но и последующий «великий перелом» и наступление социализма по всему фронту. Появление прогрессивных форм русского национализма возможно и в наше время. Взять, к примеру, ПСПУ и Наталью Витренко с ее антиимпериализмом, демократизмом и искренней приверженностью к объединению русского и украинского народов. А вот местные антирусские формы национализма, включая, конечно, украинский национализм, полностью реакционны и никаких прогрессивных форм дать не могут, так как по сути своей направлены на разделение и обособление по этническому и национально-культурному признаку.


Что касается отказа от федерализации в начале 20-х гг., то
Лениным руководили два момента, во-первых, ожидание революции на Востоке, в колониальных странах, в преддверии которой он боялся любых возможных обвинений большевиков в притеснении кого-либо по национальному признаку, а потому, как говорится, дул на воду. Ссылка на грядущую революцию на Востоке прямо содержится в его письме «К вопросу о национальностях или об автономизации». И, во-вторых, что не менее важно, позиция Ленина по национальному вопросу, высказанная в письме «К вопросу о национальностях или об автономизации» согласуется с общей линией Ленина с 1921 года, заключающейся в том, что революция должна отступить, чтобы сохраниться. Ленин не спешил разделить участь Робеспьeра, а потому задумал организованный, управляемый термидор, который должны были совершить сами большевики, не дожидаясь пока за них это сделает буржуазная стихия. И здесь НЭП и отступление в национальном вопросе находятся в одной политической логике. Ленин считал советскую власть еще слишком слабой, хорошо видел незрелость большевистских лидеров, а потому не считал возможным создавать фронт против окраинных националистов. Он хотел сохранить то, что было, а потому предлагал отступление и временный союз с мелкой буржуазией и местными националистами.

http://www.left.ru/2006/5/yakushev139-2.phtml

Кстати, статья вообще довольно забавная, какая-то схоластическая, хоть и с благородной целью (марксизм обращён против украинских «левых оранжистов»). Но тут возразить нечего.
(Статья, правда, уже не новая, 2006 года, но в данном случае это не важно.)