January 5th, 2008

съёмки, свояк

критика слева

Ален Бадью

- Объект моей критики – не сионизм, и не существование Израиля, и даже не определенный тип отношений между идентичностью и государством. Я критикую идеологическую манипуляцию словом «еврей» в интеллектуальных дебатах, о которых вы упомянули, особенно во Франции, где оно во многом работает на ту реакционную волну, которая накрывает нас уже лет тридцать.

Для евреев, этого живого множества, было бы катастрофой - позволить слову, которое определяет их – слову, имеющему тесную, уходящую в далекое прошлое связь с вопросом об универсалиях и приключениях универсализма – стать символом модернизированного капитализма, антиарабской или антиафриканской ксенофобии, войн США. Я с великой грустью наблюдаю, что многие люди, с которыми я был близок, некоторые близкие друзья, в 70-е увлекавшиеся революционным маоизмом, постепенно начали использовать слово «еврей» или Израиль как аргумент в пользу некоего крупного политического и интеллектуального проекта, который можно определить как попытку реинтегрировать Запад. Под Западом я подразумеваю группу развитых и «демократических» государств, их власть, их образ жизни, который считается чем-то высшим. Ни с чем не сравнимая травма, которой стало уничтожение европейских евреев в нацистских газовых камерах, оставляет эту манипуляцию без критики, шокируя сознание и фиксируя его на консервативной памяти.

- Вас обвиняли в оскорблении памяти Холокоста. Дело в том, что она работает на тот проект, который вы отвергаете?

- Я думаю, что акцент на убийствах и жертвах как единственном, что есть интересного в истории, связан с глубоким процессом деполитизации. Оценка всех исторических ситуаций исключительно в категориях морали приводит к политической импотенции. С другой стороны, я не думаю, что память может нам помочь, если мы хотим, чтобы трагедии не повторялись, потому что для этого требуются рациональные суждения о происшедшем. Эмоциональная память, основанная на ужасе и порожденным им образах, амбивалентна. Отличить то, что порождено ужасом, от того, что порождено очарованием, очень сложно. Да, я не доверяю памяти, памяти о колониальных зверствах, памяти о сталинизме, как и памяти о нацизме. Политическое и историческое знание должно, в универсальном смысле, стать альтернативой сомнительным воспоминаниям, которые есть всегда желанная добыча для пропаганды.


http://www.vpered.org.ru/theory20.html
съёмки, свояк

(no subject)

Сегодня снилось, что в районе Музыкального театра построили новое здание областной администрации. Причём построили за считанные дни: будто бы я прогуливался в том районе и с удивлением его увидел. Деревянные домики снесли, а один оставили и сделали из него своеобразную прихожую, через которую надо было заходить в здание. Потом я почему-то пошёл туда, чтобы получать билет в Москву.