November 23rd, 2007

съёмки, свояк

(no subject)

Сегодня 10 лет со дня избрания В.В. Якубовского мэром Иркутска.

Этот день мне запомнился тем, что именно тогда – 23 ноября 1997 года – я познакомился с vasilina_irk. У которой завтра день рождения.

С чем я бы её и поздравил, если бы был у неё во френдах!
съёмки, свояк

(no subject)

Кстати, насчёт Якубовского. По всему городу висят плакаты: «За «Единую Россию», за Иркутск без Якубовского!» Якобы, чем больше голосов наберёт ЕР, тем больше шансов, что Якубовский уйдёт из мэров в Думу. Его что, ради такого креатива в список и включили?
съёмки, свояк

(no subject)

Бабурин о поддержке КПРФ.
http://www.kprf.ru/rus_soc/53206.html

Текст вообще несколько шизофренический, хотя общие выводы правильные. Но вот почему Бабурин в явно положительном ключе упоминает «Гражданскую силу», сетуя на то, что она «ещё слишком слаба»?

По-моему, среди представленных ныне партийных лидеров Барщевский – наиболее отвратительная фигура. Человек, цинично противопоставляющий меньшинство, выигравшее от «реформ», большинству народа. К тому же, несмотря на причастность к «интеллектуалам», абсолютно невежественный, особенно в исторических вопросах.
Но дело не в личности, а в идеологии. «ГС» наиболее последовательно, в химически чистом виде, проводит идеологию 90-х годов, «демшизы». От которой, хотя бы внешне, в значительной степени отказались даже СПС и «Яблоко». (Хотя, заметим, и яблочники с СПСниками на недавних теледебатах долго и скучно доказывали друг другу, кто более «европейски» и либерально ориентирован, а Иваненко зачем-то начал катить бочку на Сталина – благодаря которому и появился нынешний «яблочный» электорат – советская наука и Академгородки).

Так что, если бы «Гражданская сила» действительно была партией, это была бы самая отвратительная из всех ныне существующих партий. Но, к счастью, это не партия, а просто небольшой пиар-проект, о котором забудут сразу после выборов.
съёмки, свояк

(no subject)

Что касается СПС, то причина «наездов» на него становится более ясной в свете недавнего выступления Путина перед хуливыебинами. Власти просто в преддверии выборов нужен образ врага, некое персонифицированное зло, и лучше СПС на эту роль никто не подходит («Это те, кто в 90-е годы, занимая высокие должности, действовал в ущерб обществу и государству, обслуживая интересы олигархических структур и разбазаривая национальное достояние. Это они нас учат жить сегодня, это они сделали, между прочим, коррупцию главным средством политической и экономической конкуренции»). Вся путинская кампания строится на контрасте 2000-х с 90-ми годами. Разумеется, никакой реальной угрозы для власти СПС не представляет, и его нынешняя «оппозиционность» нужна именно для того, чтобы подыграть власти. Вообще, это было понятно с самого начала – и в отношении СПС, и «Другой России», которая играет почти аналогичную роль (у неё есть дополнительная функция – привлечение и «утилизация» слишком «буйных»).