Павел Петрович (pavel_petukhov) wrote,
Павел Петрович
pavel_petukhov

Новелла Матвеева

ШАПКА ЗЕМЛИ. Маленькая поэма.
Мир из-за взрыва калорий, стремительно смолотых

Жадными термоядерными термитами;

Мир из-за взрыва припадочности

(С видами их же — на золото

Связанный, с их циклопическими аппетитами).



Стал наполняться тоскою, гоненьями мнимыми,

Наспех нафантазированными в явной своей недостаточности,

Ибо железным термитам Земли, чтобы вправду считаться гонимыми,

Бедности недостаёт, не хватает порядочности

И не железной какой, а живой, настоящей

Загадочности!



Но не приемлют они обвинений в нечеловеческой жадности,

С нашею к ним непочтительностью — несогласные

И глубоко несогласные с фактом своей заурядности,

Эти людообразные.

С фактом своей — согласиться — они не умеют — ползучести,

Определяемой бункерными уютами,

И говорят они вслух

И, рыдая, поют они

Всё о некой крылатой своей, о летающей участи…



Хочется им улететь — оторваться от мнимости

Этой своей, напридуманной с жиру, "гонимости",

Этой "ранимости", ими же наспех связуемой

С бедственностью, — непонятной и недоказуемой!



Ибо: уж если на свете, где доля у всех нас — неравная,

Миллиардерство — беда, то не самая главная.

Хочется им улететь от обиды неравенства

Их — с обездоленным, коему миллиардерство не нравится.

Но для того, чтобы как-то взлететь на крыле беды,

Им не хватает пока посвящения в лебеди, —

Рыцарского посвящения в лебеди белые,

В лебеди чистые — гордостью бедности смелые.



Да! Улететь навсегда!..

Разместиться в серебряных

Плавающих городах, романтических маревах...

Но, для того, чтобы им разместиться в серебряных —

Им бы в КРОВАВЫХ плескаться не надобно варевах!



Там, где кого-то когтили, кого-то канали вы, —

Не представляйте то место вы мысом Канаверел,

Ни океана планетного рифом коралловым,

Радостно ждущим вас будто бы!

Ибо о вылете в рай — никакими неправдами

Нелюдям не сговориться с людьми — космонавтами.

Занятыми. Работами. Не лапутами.



Но у безкрылых-то уж судовые готовы заранее записи!

Тянут себя через силу они в небеса, как Мюнхаузен, — за косы…

Лишь раскрывать успевает народ, не следя и следя за пострелами,

Тайны их чёрные, шитые нитками белыми.

Вижу и я их дела (ибо "дело дурное — не хитрое");

Сферы, шары, монгольфьеры, вопящие маски за титрами...

Мне с их "искусствами"

Пёстролоскутными

Незачем ладить-милашкаться;

Вижу афиши о взлётах на тросах; мне виден пейзаж конца

Света — с кнутом огневеющих трещин на глобусе,

Загодя выжженном, где (о восторг!) ни единой подробности

Жизни былой...

Вижу диких, исполненных злобности,

Страшных "святых"; истерию взвинтив тупиковую,

Тащат за полоумные пряди они себя, как морковь парниковую

(Нет, как Мюнхаузен — за косу ту париковую)

В Космос — во царствие царств...

И, как мнится им, пулями

Мча к небосводу, — воркуют блаженными гулями:

"Вот вам, земляне, вся ваша Земля!

Та, которую пнули мы,

Ветошь, которую, взвившись, ногой оттолкнули мы! —

Первые были мы здесь и последние люди великие..."



И, в изумлении, слышу в последнем их клике я — ...

Гений связать со злодейством — старания дикие!



Лезут при этом из разных углов прежутчайшие гадины,

В лютой лазори пустот — одинокие...

Что же я думала, глядя на эти картинки жестокие?

Думала: да не взывайте вы, ох, не взвывайте вы

К инопланетным, лукаво притихшим, созданиям, —

Вязнущая вы пехота рывка запредельного!



Вам не купить Неопознанных именно вашим страданием,

Вам не снискать у них к вам снисхожденья отдельного;

Вам не взлететь.

Потому — со злодейским заданием

Бьётесь о Свод (и добру-то не вдруг поддающийся!)...



Ввек нас обманывал воздух, над нами смеющийся.

То, что над воздухом — тоже стихия свободная;

Крылья её от ловца вырываются, — ранящи, мощны, невежливы, —

Мчать — не догнать!

Потому что напев непоющийся

Есть. И натура бывает — невзлётная.



Вам не взлететь в Эмпиреи блаженные, ежели

Вас на земле, как в раю преждевременном, нежили.

Вам не взлететь!

Ваше место — в болотах, проквашенных квакшами,

Если хоть капелька крови землян — на руках ваших.



Ждёт корабля, поводя романически бёдрами,

Крашеная "ассоль", просмолённая кнастером,

Ждёт — не дождётся: пиратские снасти оборваны,

Выломан грот неизвестным, но истовым мастером...



Тянет краса и себя в небеса, как Мюнхаузен за косу,—

Даже глаза косы!

Но не приходит корабль, разудалую сватая:

Девья ухватка вертепная — вещь не крылатая.



Тянут себя в небеса...

(Как Мюнхаузен сказочный — за косу

Пудреную — сам себя в эмпиреи подтягивал!)

Но раздаётся из Космоса загодя: — На-ко-ся!



Ваша канава не есть Байконур и Канаверел!

Злостно вы Землю ослабили,

Космосу — сил не прибавили,

Дивную общую шапку Земли — продырявили!

Вам не взлететь...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments