Павел Петрович (pavel_petukhov) wrote,
Павел Петрович
pavel_petukhov

Category:

Правая идеология в России начала XX века. Заключение

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
Консервативная идеология в России, давшая в XIX веке множество известных имён и творческих идей, в начале XX века оказалась в глубоком упадке. Славянофильская теория, легшая в основу идеологии черносотенных партий, не была готова дать ответы на вызовы времени. Во второй половине XIX века на «правом» фланге русской общественной мысли происходили процессы, сходные с теми, что шли на «левом», революционном фланге. Подобно тому как марксизм, признававший прогрессивность капитализма и реакционность крестьянской общины, в 1890-е годы теснил народничество, прокапиталистические и антиобщинные тенденции постепенно возобладали и в консервативных кругах, оттеснив традиционные славянофильские представления о «самобытности» России.
Но развитие капитализма дало неожиданные результаты. Русская революция 1905-1907 гг. привела к перегруппировке сил: сельская община, теснимая развивающимся капитализмом, проявила себя как мощный революционный инструмент, на левом фланге на передовые позиции постепенно вышли эсеры – наследники народничества, а затем большевики, воспринявшие аграрную программу эсеров и отказавшиеся от антиобщинной и вообще антикрестьянской линии, а ортодоксальные марксисты западнического толка – меньшевики – отступили на второй план. Противоположный процесс шёл «справа»: сторонники общины потерпели окончательное поражение, и правые силы – с той или иной степенью последовательности – поддержали столыпинскую реформу. Это означало, что правые откровенно встали на классовые позиции, выражая интересы дворянства и отчасти буржуазии в противовес интересам огромного большинства населения страны. При этом традиционная славянофильская фразеология о «единении царя с народом», о «православии, самодержавии и народности» не могла не восприниматься как лицемерие. Давняя идея части консерваторов, критикуемая славянофилами, о «кипящей лаве» под тонким культурным слоем стала в значительной степени соответствовать реальности. «Черносотенцы» держались на плаву в основном благодаря силе традиций, как защитники православной веры – против безбожников и иноверцев, как защитники самодержавного государя – против преступных посягательств, и как защитники русского народа – против инородцев-эксплуататоров. Но их социально-экономическая программа уже перестала соответствовать чаяниям народа. Выборы в Учредительное собрание 1917 г., на которых около 85 % голосов получили социалистические партии, ясно показали, чего на самом деле хотел народ. Партия, выступавшая за капитализм (или по крайней мере «не против капитализма») в начале XX века в России не могла рассчитывать на успех.
Правые идеологи, формально опираясь на православное вероучение, всячески подчёркивали невозможность достижения идеала в земной жизни. Л. А. Тихомиров писал: «всякое общество, как бы его не переделывать, будет столь же мало представлять абсолютное начало, как и общества современные или прошлых веков» (17, с.77). Отсюда делался вывод, что стремление к общественному переустройству – не более чем «безумие», которое только подрывает основы реальной жизни, не давая ничего взамен. Последующие события показали, что народным массам подобные мысли были глубоко чужды. И дело здесь не в том, что народ вдруг проникся духом «прогрессизма» и отказался от традиционной «циклической» психологии, а в том, что развитие капитализма как раз и воспринималось как отход от традиции, от заветов предков, революция же стала представать как возвращение к определённым стереотипам бытия. Правые оказались не в состоянии этого понять. «Слабый, оторванный кусок “дикого мяса”, выросший в язве денационализированного слоя, эта самозваная “революция” напрасно искала способов разрушения строя, – писал Л. А. Тихомиров в 1890 году. – Великая страна не давала их, “революция” была не её, не касалась до неё» (там же, с.104). В начале XX века всё стало по-другому, и это вызвало на правом фланге растерянность. Отсюда поиски врага, ссылки на «жидомасонский заговор», на предательство бюрократии, слабость правительства и даже негодность самого русского народа. «Страшное и беспримерное царствование: никогда и, вероятно, нигде за столь краткое время не было разрушено всё: власть, вера, совесть, честь, достоинство, даже простое самолюбие. Я бы не поверил прежде, что в состоянии буду пережить падение и поругание всей святыни, всего дорогого, чем жил…» – писал Тихомиров в дневнике (49, с.152). Но глубинные причины всего этого оказались скрыты от глаз правых идеологов.
Упадок постиг правую идеологию во всех аспектах. Уже неоднократно говорилось о моральном кризисе, об отказе от норм православной этики с её патернализмом, защитой слабых, и переходе таких идеологов, как М. О. Меньшиков, на позиции расизма – как в прямом, так и в переносном смысле («социальный расизм»). Это коснулось и национального вопроса. Если раньше русский народ понимался как «народ-богоносец», миссией которого является проповедь православия, и именно этим оправдывалось его господство в пределах империи и экспансия за эти пределы, то теперь правые с той или иной степенью откровенности стали проповедовать национальный эгоизм. Это могло дать кратковременный эффект, но прочной идейной конструкции на подобном фундаменте построить было нельзя. Последняя идея – «народное самодержавие», царь как выразитель интересов простого человека – в условиях начала XX века не могла не восприниматься как анахронизм, тем более что самодержавие было фактически ограничено Государственной думой. Признав Думу, правые тем самым шли на разрыв с собственными теоретическими основами.
Исходя из всего вышеизложенного, совершенно естественным представляется практически мгновенное исчезновения правых партий с политической сцены сразу после падения самодержавия в марте 1917 г. На крайне правом фланге неожиданно для себя оказались кадеты, о поддержке которых заявили многие бывшие «черносотенцы», начиная с В. М. Пуришкевича. В Гражданской войне монархисты активного участия также не принимали – фактически она шла между большевиками и «февралистами». В эмиграции правая монархическая идеология пережила определённый ренессанс, обогатившись такими именами, как, например, И. А. Ильин и И. Л. Солоневич. Но в настоящее время русский традиционализм является, по сути дела, маргинальной идеологией, не оказывающей значительного влияния на общественное сознание, несмотря на значительное количество его приверженцев среди деятелей культуры, особенно писателей («деревенщики» – В. Распутин, В. Белов, В. Личутин и др.), артистов (Н. Бурляев, Ж. Бичевская и т.д.). Выходят газеты и журналы соответствующего направления – «Русский Вестник», «Православный набат», «Русский Восток» и другие. Но в политическом спектре это направление представлено слабо – к нему в той или иной степени принадлежат некоторые представители блока «Родина», но ясно, что успеху этого блока на выборах 2003 года послужили другие идеи, более близкие к социалистическим. Из современных мыслителей традиционалистского направления следует назвать И. Р. Шафаревича, Н. А. Нарочницкую, покойных А. С. Панарина и В. В. Кожинова. При всём различии их взглядов они являются идейными наследниками славянофилов и «постславянофилов», но теоретическое наследие начала XX века оказало на них минимальное влияние. Теоретиком «этнического национализма», в дореволюционной России представленного М. О. Меньшиковым, сейчас является А. Н. Севастьянов, до крайности заостривший ряд меньшиковских выводов. Но всё это, повторяю, представители направления, не играющего в общественном сознании сколько-нибудь существенной роли. «Черносотенство», как бы мы к нему не относились, является перевёрнутой страницей русской истории.


БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК.
Источники:
1. Аксаков И. С. Еврейский вопрос. – М.: Социздат, 2001.
2. Данилевский Н. Я. Россия и Европа. Взгляд на культурные и политические отношения славянского мира к романо-германскому. – М.: Известия, 2003.
3. Достоевский Ф. М. Бесы // Соч., в 10 тт., т. 7. – М.: Государственное издательство художественной литературы, 1957.
4. Леонтьев К. Н. Восток, Россия и Славянство. Философская и политическая публицистика. Духовная проза (1872-1891). – М.: Республика, 1996.
5. Леонтьев К. Н. Поздняя осень России. – М.: Аграф, 2000.
6. Марков Н. Е. Войны тёмных сил. Статьи. 1921-1937. – М.: Москва, 2002.
7. Меньшиков М. О. Вечное воскресение (Сборник статей о Церкви и вере). – М.: Русский Вестник, 2003.
8. Меньшиков М. О. Письма к русской нации / Вступ. ст. и примеч. М. Б. Смолина. – М.: Москва, 2000.
9. Переписка и другие документы правых (1911-1913) / Сост. и авт. вст. ст. Ю. И. Кирьянов // Вопросы истории, 1998, № 10 – 12, 1999, № 10 – 12.
10. Политические партии дооктябрьской России и их программы. – Иркутск, 1991.
11. Программы политических партий и организаций России конца XIX – XX века. – Ростов н/Д.: Изд-во Ростовского ун-та, 1992.
12. Савицкий П. Н. Континент Евразия. – М.: Аграф, 1997.
13. Союз русского народа. По материалам чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства 1917 г. – М.-Л., Государственное изд-во, 1929.
14. Спиридович А. И. Охрана и антисемитизм в дореволюционной России // Вопросы истории, 2003, № 8.
15. Тихомиров Л. А. Апология веры и монархии. – М.: Москва, 1999.
16. Тихомиров Л. А. Единоличная власть как принцип государственного строения. – М.: Трим, 1993.
17. Тихомиров Л. А. Критика демократии. – М.: Москва, 1997.
18. Тихомиров Л. А. Монархическая государственность. – М.: Облиздат, Алир, 1998.
19. Тихомиров Л. А. Религиозно-философские основы истории. – М.: Москва, 2000.
20. Тихомиров Л. А. Тени прошлого. Воспоминания. – М.: Москва, 2000.
21. Тихомиров Л. А. Христианство и политика. – М., Калуга: Облиздат, Алир, 2002.
22. Черняев Н. И. Мистика, идеалы и поэзия русского самодержавия / Вступ. ст. и комментарии М. Б. Смолина. – М.: Москва, 1998.
23. Шульгин В.В. Дни. 1920: Записки / Сост. и авт. вст. ст. Д. А. Жуков. – М.: Современник, 1989.
24. Шульгин В. В. Что нам в них не нравится? – М.: Наследие предков, 1991.

Исследования:
25. Бородин А. П. Объединённое дворянство и аграрная реформа // Вопросы истории, 1993, № 9.
26. Залежский В. Монархисты. – Харьков: Пролетарий, 1929.
27. История политических партий России: Учебник для студентов вузов, обучающихся по спец. «История» / Н. Г. Думова, Н. Д. Ерофеев, С. В. Тютюкин и др.; под ред. А. И. Зевелева. – М., Высшая школа, 1994.
28. Кара-Мурза С. Г. Столыпин – отец русской революции. – М.: Алгоритм, 2002.
29. Кожинов В. В. Россия. Век XX-й (1901-1939). – М.: Алгоритм, 1999.
30. Комин В. В. История помещичьих, буржуазных и мелкобуржуазных политических партий в России. – Калинин, 1970.
31. Костылёв В. Н. Выбор Льва Тихомирова // Вопросы истории, 1992, № 6-7.
32. Лакёр У. Чёрная сотня. Происхождение русского фашизма / Пер. с англ. – М.: Текст, 1994.
33. Лебедев Р. Русский монархизм и идеология фашизма (на примере взглядов Л. А. Тихомирова). – К.: Опричное братство св. преп. Иосифа Волоцкого, 2002.
34. Ленин В. И. О черносотенстве // Соч., 4-е изд., т. 19. – ОГИЗ, 1948.
35. Ленин В. И. Политические партии в России // Соч., 4-е изд., т. 18. – ОГИЗ, 1948.
36. Леонов С. В. Партийная система России (конец XIX в. – 1917 год) // Вопросы истории, 1999, № 11-12.
37. Леонтович В. В. История либерализма в России. 1762-1914 / Пер. с нем. – М.: Русский путь, 1995.
38. Миндлин А. Б. Проекты Объединённого дворянства России по «еврейскому вопросу» // Вопросы истории, 2002, № 4.
39. Назаров В. Н. «Загадочный Лев Тихомиров» // Вопросы философии, 1992, № 5.
40. Овченко Ю. Ф. Философия «полицейского социализма» // Вопросы истории, 1998, № 11-12.
41. Острецов В. М. Чёрная сотня и красная сотня. – М.: Воениздат, 1991.
42. Политическая история России в партиях и лицах / Сост.: В. В. Шелохаев (рук.), А. Н. Боханов, Н. Г. Думова, Н. Д. Ерофеев и др. – М.: ТЕРРА, 1993.
43. Политические партии России в период революции 1905-1907 гг. Количественный анализ. Сборник статей. – М., 1987.
44. Политические партии России. Кон. XIX – первая треть XX века. Энциклопедия. – М.: РОССПЭН, 1996.
45. Репников А. «Славянский царь... учредит социалистическую форму жизни…» // Россия XXI, 2002, № 2.
46. Русский консерватизм XIX столетия. Идеология и практика. – М.: Прогресс – Традиция, 2000.
47. Сироткин В. Г. Вехи отечественной истории. Очерки и публицистика. – М.: Междунар. отношения, 1991.
48. Соловьёв Ю. Б. Самодержавие и дворянство в 1902-1907 гг. – Л.: Наука, 1981.
49. Соловьёв Ю. Б. Самодержавие и дворянство в 1907-1914 гг. – Л.: Наука, 1990.
50. Спирин Л. М. Крушение помещичьих и буржуазных партий в России (нач. XX в. – 1920 г.). – М.: Мысль, 1977.
51. Степанов С. А. Чёрная сотня в России. 1905-1914 гг. – М.: Изд-во ВЗПИ, 1992.
52. Степун Ф. А. Встречи. – М.: Аграф, 1998.
53. Шерстюк М. Одиночество Льва Тихомирова // Россия XXI, 2002, № 2.
Tags: статьи
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 11 comments

Recent Posts from This Journal